Похоронный бюджет России...

Оригинал взят уmomtomirв http://communitarian.ru/publikacii/rossiya/raskol_v_pravitelstve_-_belousov_i_klepach_priznali_defol

Судя по всему, в стройных рядах российской правящей тусовки,именуемой даже в среде своих апологетов "оффшорной аристократией", зреет раскол. Руководство МЭР  открестилось от похоронного и оккупационного по своей сути проекта бюджета, предложенного Минфином, и открыто заявило Путину о дефолте проводимой в стране политики "нефтяного бобика".

Насколько можно судить, в нелиберальной части российского правительства, хотя бы отчасти свободной от догм «либерального фундаментализма» Гайдара,ЧубайсаКудринаМауЯсина и прочихмладореформаторов, происходят тектонические сдвиги. Пока ещё рано говорить о том, что зреет почва для внутрикланового раскола и радикальной смены откровенно паразитической феодально-олигархической модели «экономики трубы». Однако день ото дня становится всё более очевидно, что в стройных рядах российских либералов, рассматривающих государство как действенный инструмент для безнаказанной расчистки экономического пространства и последующей финансово-экономической колонизации со стороны глобальных корпораций, возникают противоречия.
Судя по всему, среди российских бюрократов, рассматривающих государственную службу инструмент для безнаказанного незаконного обогащения, а саму Россию как трофейное пространство для распродажи оптом и в розницу, имеются те, кто не хочет идти на дно вместе со всеми остальными идеологами превращения России в сырьевую колонию и трофейное пространство для транснационального капитала.
Вполне возможно, что именно этим фактором обусловлена целая череда недавних крайне знаковых заявлений нового Министра экономического развития Андрея Белоусова и его заместителя Андрея Клепача. Именно они всё чаще уже не в завуалированной, а открытой форме дают понять, что реализовывавшаяся на протяжении последних 11 лет «вставания с колен» политика паразитического проедания нефтедолларов узким кругом приближенных к власти сырьевых олигархов и чиновников себя исчерпала окончательно и бесповоротно. 


АНДРЕЙ БЕЛОУСОВ ПРИЗНАЛ ЗАКАТ ЭПОХИ ПРОЕДАНИЯ НЕФТЕДОЛЛАРОВ
Сначала отметился глава МЭР Андрей Белоусов, которого по праву называют первым по-настоящему профессиональным экономистом на посту министра экономики за последние 10-15 лет. В отличие от своих ультралиберальных предшественников, выросших на  принципах «государственного невмешательства» и «рыночного фундаментализма», он способен рассматривать национальную экономику не с точки зрения бухгалтерского баланса, из которого требуется изъять все незапланированные сверхдоходы и законсервировать его нынешнюю структуру. А с точки зрения сложной динамично развивающейся структуры со свойственными ей внутренними производственно-технологическими, информационными и ресурсными связями.
В самом начале октября Андрей Белоусов открыто признал, что для исполнения данных президентом предвыборных обещаний, а также финансирования социальных расходов и силовых ведомств российская экономика должна расти темпами не менее 4-4,5%. Другими словами, Белоусов согласился с оценкой лучших российских макроэкономистов и учёных РАН, которые ещё в 2005г. пришли к выводу, что в условиях колоссальной имущественной дифференциации населения и тогдашних масштабах воровства для поддержания социально-политической стабильности российская экономика должна расти темпами в 5,5%.
Кроме того, Белоусов открыто признал, что Россия стоит на грани пропасти и без внесения кардинальных изменений в курс социально-экономической политики уже в ближайшие несколько лет Россия рискует свалиться в масштабный экономический и общественно-политический кризис. По словам главы МЭР, «два процентных пункта роста – это то, к чему мы сейчас сваливаемся в инерционном варианте, то, что нам дает экономическая конструкция, которая у нас сложилась до кризиса". 

Однако эта величина абсолютно не устраивает правительство. Расчеты показывают, что, двигаясь темпом 2% в год, мы просто не сможем сбалансировать наши социальные обязательства с нашими ресурсными возможностями. Это невозможно. Поэтому для нас стоит задача сейчас, по крайней мере, эту цифру удвоить и выйти как минимум на четыре процентных пункта роста».
Перефразируя слова главы МЭР с «птичьего» языка чиновника, который в силу занимаего положения вынужден придерживаться норм политкорректности, на язык простых граждан, это означает следующее. Во-первых, никаких качественных изменений в самой логике и сути проводимой в стране социально-экономической политики за последние 4 года не произошло. Масштабный обвал российской экономики осенью и зимой 2008-2009г., продемонстрировавший несостоятельность паразитической модели проедания нефтедолларов и архаично-феодальной «экономики трубы», не привёл ни к каким изменениям в приоритетах финансово-экономической политики.
Российские либералы, выступающие в качестве штурмовой пехоты глобального бизнеса в деле расчистки и дальнейшей финансово-экономической колонизации России, по-прежнему продолжают сводить всю макроэкономическую политику страны к изъятию денег из экономики и накоплению валютных резервов, урезанию государственных расходов и отказу даже от минимально необходимой поддержки и регулирования экономики.
Под руководством Шувалова, Дворковича, Силуанова и прочих идейных «гайдаровцев» Россия продолжает изымать под надуманным предлогом борьбы с инфляцией порядка 3-5% ВВП ежегодно и вывозить в виде резервов за рубеж, кредитуя стратегических конкурентов в США и ЕС под 1,5-2% и провоцируя острую нехватку денежного предложения внутри страны. Тогда как российские же компании и банки, неспособные занимать под 15-18% внутри России, вынуждены выходить на зарубежные рынки капитала и занимать там российские же ЗВР под 7-9%. В результате чего только в 2011г. Россия получила чистый инвестиционный убыток по уплате процентов, дивидендов, ренты и прочих доходов на капитал в размере 50 млрд. долл.
Во-вторых, Белоусов открыто признаёт тот факт, что модель «экономики трубы», в рамках которой уже сегодня, даже несмотря на стабильно высокие цены на нефть, свыше 60% населения с доходами менее 17 тыс. рублей находятся в категории бедных и нищих слоёв населения, себя исчерпала. И без радикального отказа от навязанной России ещё в 1990-е годы «Вашингтонскими советниками» теории «рыночного фундаментализма» и перехода к реализации суверенной научно обоснованной макроэкономической политики Россия рискует сначала войти в депрессию, вслед за которой в условиях колоссальной имущественной поляризации населения, коррупции и произвола монополий неизменно последует глубокий социальный и общественно-политический кризис.
Другое дело, что ситуация с возвратом к и без того крайне скромным 4-4,5% роста экономики без кардинального изменения самой структуры экономического роста в лучшем случае позволит оттянуть процесс сваливания России в системный кризис на 2-3 года. Надо напомнить, что на протяжении всех «тучных нулевых», вошедших в историю как период «вставания с колен» и «консервированного роста», наблюдался стремительный рост и расцвет исключительно тех секторов экономики, которые были связаны с извлечением природно-сырьевой ренты и спекулятивным прокручиванием поступающих в страну нефтедолларов и легализацией преступных доходов.
Не стоит удивляться тому, что за последние годы произошла качественная деградация структуры российской экономики и примитивизация факторов её роста – на 85% прирост российской экономики был обусловлен расцветом спекулятивных секторов и «проеданием» нефтедолларов.
За период 2002-2011г. прирост ВВП по официальным данным Росстата составил 51,6%, тогда как объём добавленной стоимости в финансовом секторе (если о таковом вообще уместно говорить в случае с финансовыми спекуляциями) вырос в 3,7 раз, в оптово-розничной торговле - в 2 раза, а в спекулятивных операциях с недвижимость и строительном секторе – в 1,69 и 1,77 раз соответственно. Одновременно с этим в обрабатывающих производствах прирост добавленной стоимости едва дотянул до 34,5%, в сельском хозяйстве -  16,8%, а в системе естественных монополий – менее 10,3%. Тогда как размер добавленной стоимости в рыболовстве сжался на 6,1%, в образовании - на 0,7%, а в предоставлении коммунальных и социальных услуг накопленный спад превысил 1,1%.
В силу занимаемой позиции в вертикали власти Белоусов не стал озвучивать вслух цену президентским обещаниям по удвоению ВВП и говорить о том, какой ценой и за счёт какой примитивизации производства удалось продемонстрировать весь рост российской деиндустриализированной «экономики трубы» в период 2002-2011гг. По сути дела, то что в научном сообществе именуется структурной деградацией экономики, разрушением научно-технического потенциала, качественной примитивизацией производства и превращением в «сырьевую колонию» преподносилось российскими властями и контролируемыми ими СМИ в качестве «вставания с колен», выхода из упадка 90-х и бурного развития отечественной экономики.
Точно также как Белоусов не стал озвучивать вслух во время встречи с президентом Путиным истинную причину столь масштабного обвала производственной активности в последние 1,5-2 года на фоне стабильно высоких и даже растущих цен на нефть. Как член кабинета министров и «человек системы» Андрей Белоусов вынужден играть по правилам и не может сказать вслух президенту, что масштабы коррупции, произвол монополий и беспредел чиновников достигли столь катастрофических масштабов, что просто несовместимы с нормально жизнью страны и как минимум 70% населения. 
На форуме «Россия зовёт!» глава МЭР признал, что по мере сползания мировой экономики в рецессию и развития энергосберегающих технологий потребление нефти в мире будет сокращаться. В купе с исчерпанием сравнительно легко извлекаемых запасов углеводородного сырья на территории России и неспособности запасов на Арктическом шельфе и в Восточной Сибири компенсировать выбытие старых месторождений этообернётся масштабным сокращением нефтедолларовых доходов и исчерпанием паразитической модели «экономики трубы».
По оценке Белоусова, если до кризиса темпы роста производства энергетических товаров в физическом выражении составлял 6-7% в год, и это давало России примерно 2,5% годового роста ВВП, то в перспективе этот фактор превращается в ноль. Более того, "в лучшем случае в ноль. Он может стать и отрицательным. То есть, из драйвера роста энергетический сектор может превратиться в тормоз".
По сути дела, Белоусов озвучил вслух то, о чём уже многие годы говорят лучшие российские макроэкономисты: модель паразитического проедания природной ренты и хищнической эксплуатации научно-технического и производственного потенциала, доставшегося в наследство от СССР, себя исчерпала. Объёмы выпуска наукоёмкой продукции в 3-10 раз ниже, чем 20 лет назад, объём капитальных вложений в высокотехнологичные производства находится на отметке середины 1960 годов (35% от 1990г.), а износ базовой технологической инфраструктуры зашкаливает за 80-85%.

АНДРЕЙ КЛЕПАЧ ОТКРЫТО ПРИЗНАЛ ИСЧЕРПАНИЕ ПАРАЗИТИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ «ЭКОНОМИКИ ТРУБЫ»
Буквально на днях, 5 октября, в интервью агентству «Прайм» замминистра экономики Андрей Клепач, известный своим давним противостоянием с Минфином по вопросу изъятия из российской экономики «нефтяной подушки» и поддержания инвестиционного голода в промышленности, сделал очередное знаковое заявление. По сути дела, замминистра МЭР, получивший гораздо больший простор для действий и публичных заявлений после ухода из министерства откровенно ультралиберальной Эльвиры Набиуллиной, во всеуслышание признал пагубность проводимой в стране макроэкономической политики, которая консервирует сырьевую направленность экономики и провоцирует дальнейшую архаизацию производства.
Заявление оказалось настолько искренним, что имеет смысл привести его полностью: "К сожалению, мы много говорим об инфляции, о долге, бюджетном дефиците, но за этим теряется способность действительно обеспечивать развитие реального сектора, обеспечивать изменения в жизни людей, реализовывать серьезные проекты. У нас, как говорил Михаил Ефимович Фрадков, не Минфин при правительстве, а правительство при Минфине, и к сожалению это остается чертой нашей политики сейчас. У нас финансовые вопросы, приоритет бюджетной системы имеют подавляющее господство над другими решениями, только в точечных сферах удается принимать решения».
Другими словами, Андрей Клепач открыто признал то, о чём на протяжении более 15-20 лет неустанно с цифрами в руках говорят лучшие отечественные макроэкономисты. Прежде всего, замминистра чётко указал на коренную неправильность расстановки акцентов и приоритетов финансово-экономического блока Кремля и правительства. Стоящие у руля российской экономикой «гайдаровцы» продолжают реализовывать разрушительную социально-экономическую политику «Вашингтонского консенсуса», предполагающую сдачу финансово-экономического, научно-технического, производственного и, в конечном итоге, политического суверенитета страны.
Вместо того, чтобы заниматься возрождением разрушенной отечественной обрабатывающей промышленности и модернизировать изношенную на 80-85% базовую технологическую инфраструктуру, российские монетаристы в лучших традициях «либерального погрома» 90-х годов прошлого века продолжают сводить всю макроэкономическую политику к накоплению резервов и изъятию нефтедолларов под разговоры о формировании «подушки безопасности» и «борьбе с инфляцией». Финансовый фетишизм российского Минфина, превратившегося наряду с Банком России в основной инструмент  внешнего управления отечественной экономикой со стороны глобального бизнеса и финансовой олигархии Уолл-Стрит, на корню уничтожает все попытки построения инновационной экономики и отраслевой диверсификации промышленности.
Клепач совершенно открыто признаёт, что в России сложилась парадоксальная ситуация, при которой «не Минфин при правительстве, а правительство при Минфине». Говоря простым языком, это означает, чтопрезидент и глава правительства в предвыборном угаре могут заявлять что угодно и раздавать какие угодно обещания относительно модернизации экономики и сокращения чудовищной имущественной пропасти. Однако ключевые решения в области разработки и реализации приоритетов социально-экономической политики и общий вектор движения будут определяться Минфином.
До тех пор, пока процесс принятия решений будет находиться под контролем либеральных сектантов с «бухгалтерским» складом ума, которые на полном серьёзе в качестве основного приоритета деятельности государства считают спасение американской экономики и долларовой пирамиды долгов (заявление Дворковича), то можно не удивляться тому, что в России сложилась типичная двухсекторная экономика.
В которой захлёбывающиеся от притока нефтедолларов добывающие отрасли и прокручивающие их финансовые спекулянты и торговцы соседствуют с загнивающими отраслями обрабатывающей промышленности, ориентирующимися на внутренний крайне ограниченный платёжеспособный спрос. Единственной отличительной чертой российской «экономики трубы», поражённой «голландской моделью», от классической схемы является наличие не менее мощного по размерам третьего паразитического сектора – масштабного рынка коррупции и распила бюджетных средств, в котором оседает от 35 до 60% всех бюджетных расходов.

БЮДЖЕТ НА 2013-2015 ГОДЫ ПРИЗНАН РЕАКЦИОННЫМ И ПОХОРОННЫМ ДАЖЕ МИНИСТЕРСТВОМ ЭКОНОМИКИ

Империя Чингисхана и Хорезм. Последний герой | ЦентрАзия

Империя Чингисхана и Хорезм. Последний герой
00:29 08.11.2019

Джелал ад-Дина Менгуберди считают национальным героем граждане четырех центральноазиатских государств: Узбекистана, Таджикистана, Туркмении и Афганистана. Узбекистан первым из них сделал официальную попытку закрепить за собой право считать его "своим". В городе Ургенче был поставлен ему памятник (это не Гургандж, который был столицей Хорезма, а город, основанный выходцами оттуда).

Империя Чингисхана и Хорезм. Последний герой

В 1999 году в Узбекистане были проведены достаточно масштабные мероприятия, посвященные его 800-летию.

Наконец, 30 августа 2000 г. в Узбекистане учрежден высший военный орден Жалолиддина Мангуберди.

Он родился в Хорезме в 1199 году. В истории человечества это было не самое спокойное время. Армии Запада, с крестом и мечом, одна за другой шли сражаться с мусульманами, язычниками и собственными еретиками. На Востоке поднималась страшная сила, которая скоро потрясет весь мир, выплеснувшись за пределы монгольских степей. В год рождения Джелал ад-Дина, по пути в Англию, скончался смертельно раненный Ричард Львиное Сердце. За 6 лет до его рождения в Дамаске умер великий Салах ад-Дин, за год – в Палестине был создан Тевтонский орден. Вскоре после его рождения была основана Рига (1201 г.), появился орден Меченосцев (1202), его будущий враг Тэмуджин завоевал Кераитское(1203) и Найманское (1204) ханства. Под ударом крестоносцев пал Константинополь. Впереди был Великий курултай, провозгласивший Тэмуджина "ханом всех людей, живших в войлочных шатрах от Алтая до Аргуни и от сибирской тайги до Китайской стены". (Именно на нем ему и был присвоен титул Чингисхана – "хана, великого, как океан", под океаном подразумевалось озеро Байкал).

Родовое знамя Чингисхана. Рисунок из книги Э. Хара-Давана "Чингисхан как полководец и его наследие"

Возведенный на трон Темучин провозглашает себя Чингисханом. Справа его сыновья Угэдей и Джучи. Из иллюстрированной рукописи Рашид-ад-Дина

Скоро начнутся Альбигойские войны, и крестоносцы завоюют Ливонию.

Хорезмшах Джелал ад-Дин

Как уже было сказано в первой статье цикла (Империя Чингисхана и Хорезм. Начало противостояния), Джелал ад-Дин был старшим сыном хорезмшаха Мухаммеда II. Но его матерью была туркменка, и потому, из-за интриг собственной бабушки, происходившей из влиятельного рода Ашига, он был лишен звания наследника престола. В 1218 году, во время сражения с монголами на Тургайской долине, Джелал ад-Дин своими смелыми и решительными действиями спас и армию, и отца. Во время монгольского нашествия в 1219 году, он призывал хорезмшаха не разделять армию и дать врагам открытое сражение в поле. Но Мухаммед II не доверял ему, и почти до самой смерти держал при себе, тем самым губя и себя, и свое государство. Лишь незадолго до смерти, в конце 1220 года, Мухаммед, наконец, передал ему власть в уже практически погибшей державе. Ан-Насави пишет:

"Когда болезнь султана на острове усилилась, и он узнал, что его мать попала в плен, он призвал Джелал ад-Дина и находившихся на острове двух его братьев, Узлаг-шаха и Ак-шаха, и сказал: "Узы власти порвались, устои державы ослаблены и разрушены. Стало ясно, какие цели у этого врага: его когти и зубы крепко вцепились в страну. Отомстить ему за меня может лишь мой сын Манкбурны. И вот я назначаю его наследником престола, а вам обоим надлежит подчиняться ему и вступить на путь следования за ним". Затем он собственноручно прикрепил свой меч к бедру Джелал ад-Дина. После этого он оставался в живых всего несколько дней и скончался, представ перед своим Господом".

Слишком поздно. По выражению ан-Насави, Хорезм "был похож на шатер без опорных веревок". Джелал ад-Дину удалось прорваться в Гургандж и предъявить завещание отца, но этот город был вотчиной ненавистницы нового хорезмшаха – Теркен-хатын, и ее сторонников, которые объявили правителем ее брата – Хумар-тегина. Против Джелал ад-Дина был составлен заговор, планировалось его убийство. Узнав об этом, не признанный здесь хорезмшах отправился на юг. С ним было всего 300 всадников, среди которых оказался и герой обороны Ходженда – Тимур-Мелик. Около Нисы они разбили монгольский отряд из 700 человек и пробились к Нишапуру. В этом городе Джелал ад-Дин находился около месяца, рассылая приказы вождям племен и правителям окрестных городов, затем отправился в Газну, по пути разбив монголов, осаждавших Кандагар. Здесь к нему присоединился его двоюродный дядя Амин ал-Мульк, который привел около 10 тысяч воинов. В Газне к нему пришли правитель Балха Сейф ад-дин Аграк, афганский вождь Музаффар-Малик, ал-Хасан привел карлуков. Ибн ал-Асир утверждает, что всего Джелал ад-Дину удалось собрать тогда 60 тысяч воинов. Отсиживаться в крепостях он не собирался. Во-первых, он прекрасно знал, что монголы умеют брать укрепленные города, во-вторых, он всегда предпочитал активные действия. По свидетельству ан-Насави, один из приближенных Джелал ад-дина, видимо, хорошо знавший нового хорезмшаха, однажды обратился к нему:

"Не хорошо, если подобный тебе, укроется в какой-то крепости, даже если она была бы построена между созвездиями Большой и Малой Медведиц, на вершине созвездия Близнецов, или еще выше и дальше".

И, действительно, при малейшей опасности быть блокированным монголами в городе, Джелал ад-Дин немедленно уходил из него, чтобы вступить в полевое сражение, либо отвести свои войска.

Первые победы

Джелал ад-Дин был реалистом, и не стремился к освобождению захваченных монголами территорий Хорасана и Мавераннахра, он пытался сохранить за собой юг и юго-восток державы хорезмшахов. Тем более что основные силы захватчиков продолжали войну в Хорезме. Войска Чингисхана захватили Термез, его сыновья Чагатай и Угэдэй, соединившись с Джучи, в апреле 1221 года взяли Гургандж, младший сын, Толуй, в марте захватил Мерв, в апреле – Нишапур. Причем в Нишапуре по его приказу были выстроены пирамиды из человеческих голов:

"Они (монголы) отрубили головы убитых от их туловищ и сложили их в кучи, положив головы мужчин отдельно от голов женщин и детей"
(Джувейни).

Герат сопротивлялся 8 месяцев, но тоже пал.

А Джелал ад-дин в 1221 г. разбил монгольский отряд, осаждавший крепость Валиян, а затем дал монголам сражение у города Парван ("битва при семи ущельях"). Эта битва продолжалась два дня, причем, по приказу хорезмшаха, его кавалеристы сражались спешенными. На второй день, когда лошади монголов устали, Джелал ад-Дин возглавил конную атаку, которая привела к полному разгрому монгольской армии. Эта победа привела к восстанию в некоторых, ранее захваченных монголами городах. Кроме того, узнав о ней, монгольский отряд, осаждавший крепость Балх, отошел на север.

Крепости Хорезма

Попавшие в плен монголы были казнены. Ан-Насави так описывает месть Джелал ад-Дина:

"Было взято много пленных, так что слуги приводили захваченных ими людей к нему (Джалал ад-Дину) и вбивали им в уши колья, сводя с ними счеты. Джалал ад-Дин радовался и смотрел на это с сияющей улыбкой на лице… Сидя в седле ненависти, Джалал ад-дин отсекал мечами концы шейных вен, отделял плечи от мест, где они сходятся. А как же иначе? Ведь они причинили большие страдания ему, его братьям и отцу, его государству, его родне и приближенным, охранявшим его. Он остался без отца и потомства, без господина и без раба, несчастье забросило его в степи, а опасности завели в пустыни".

Увы, скоро его армия уменьшилась наполовину: отряды халаджей, пуштунов и карлуков ушли от Джелал ад-Дина, потому что их предводители не смогли придти к согласию при дележе добычи, в частности, говорится о ссоре из-за трофейного породистого жеребца:

"В их умах закипела злоба, так как они видели, что не могут добиться справедливого дележа. И как ни старался Джелал ад-Дин удовлетворить их… становились еще злее и несдержаннее в своем обращении… они не хотели видеть, каковы будут последствия… Когда Джелал ад-Дин ублаготворял их, чтобы возвратить, и направлял послов для заключения прочного союза, тюрки отвечали ненавистью… и они покинули его".
(Ан-Насави.)

Битва на реке Инд

Тем временем обеспокоенный Чингисхан лично возглавил новый поход против Джелал ад-Дина. 24 ноября 1221 г. (9 декабря по другим данным) на территории современного Пакистана монгольская армия, численностью от 50 до 80 тысяч, встретилась с тридцатитысячной хорезмийской. Молодой хорезмшах предполагал до подхода неприятеля переправиться на другой берег, однако ему не повезло: буря повредила строившиеся корабли, а Чингисхан гнал своих воинов два дня, не останавливаясь даже для того, чтобы приготовить пищу. Джелал ад-Дину еще удалось разбить его авангард, но это столкновение стало его последним успехом.

Монгольская конница

Несмотря на явное превосходство монголов в силах, сражение носило чрезвычайно упорный и ожесточенный характер. Джелал ад-Дин построил армию полумесяцем, опираясь левым флангом на горы, правым – на речную излучину. Чингисхан, уверенный в победе, приказал захватить его в плен живым.

Монгольские воины XII-XIII вв. Рисунок из книги П.В. Остапенко "История тайной войны в Средние века"

Армия хорезмшаха отбила две атаки на левый фланг, на правом завязалась тяжелая битва, в которой монголы уже теснили противников. И тогда Джелал ад-Дин сам атаковал монголов в центре. Чингисхану даже пришлось ввести в бой резервные части.

Сражение воинов Чингисхана с воинами Джелаль-ад-Дина. Персидская миниатюра

Судьба сражения была решена одним-единственным монгольским туменом (утверждают, что он носил название "Богатырь"), который Чингисхан заблаговременно отправил пробираться в хорезмийский тыл через горы. Его удар привел к обрушению левого фланга хорезмийской армии, и бегству всех остальных соединений. Джелал ад-Дин во главе отборных частей сражался в окружении. Прорвавшись, наконец, к реке, он направил своего коня в воду, и прыгнул в реку прямо на нем, в полном вооружении и со знаменем в руке – с семиметрового обрыва.

Г. Раверти и Г. Е. Грумм-Гржимайло сообщают, что место этой переправы местными жителями до сих пор называется Чели Джалали (Джели Джалали).

Джелал ад-Дин пересекает реку Инд, спасаясь от Чингисхана. Могольская миниатюра XVI века

Джувейни пишет:

"Увидав его (Джелал ад-дина) плывущим по реке, Чингисхан подъехал к самому краю берега. Монголы хотели было броситься за ним, но он их остановил. Они опустили луки, и те, кто был свидетелем этого, рассказывали, что, докуда долетали их стрелы, вода в реке была красной от крови".

Примеру Джелал ад-Дина последовали многие воины, но спастись удалось не всем: вы ведь помните, что монголы расстреливали их из луков и, "докуда долетали их стрелы, вода в реке была красной от крови".

Джувейни продолжает:
"А что до султана, то он вышел из воды с мечом, копьем и щитом. Чингисхан и все монголы в изумлении приложили руки к губам, и Чингисхан, увидав тот подвиг, сказал, обратившись к своим сыновьям:
"Вот о каких сыновьях мечтает каждый отец!"".

Похожее описание дает и Рашид ад-Дин, который добавляет лишь, что перед боем Чингисхан приказал взять Джелал ад-Дина живым.

Джелал ад-Дин, прикрывавший отход своих войск, а затем спасшийся вплавь с конем через Инд, вытирает насухо свой меч на глазах изумленного его храбростью Чингисхана (миниатюра XVII века из труда М. б. О. Кухистани "Та"рих-и Абу-л-Хайр-хани")

По преданию, перед тем, как броситься в воду, Джелал ад-Дин приказал убить свою мать и всех своих жен, чтобы избавить их от позора плена. Однако вряд ли у него было на это время. Полагают, что часть его семьи погибла во время переправы через Инд, часть – попала в плен. Сообщается, например, что сына Джелал ад-Дина, которому было 7 или 8 лет, казнили в присутствии Чингисхана.

Джелал ад-Дину удалось собрать около 4 тысяч уцелевших воинов, с ними он направился вглубь Индии, где одержал две победы над местными князьками в Лахоре и в Пенджабе.

Чингисхан не смог переправить свою армию через Инд. Он пошел вверх по течению к Пешевару, а его сын Угэдэй был отправлен к городу Газни, который был захвачен и разрушен.

Возвращение хорезмшаха

Весной 1223 года Чингисхан ушел из Афганистана, а в 1224 году в западный Иран и Армению пришел Джелал ад-Дин. К 1225 году ему далось восстановить свою власть в некоторых прежних провинциях Хорезма – в Фарсе, Восточном Ираке, Азербайджане. Он разбил одну из монгольских армий у Исфагана и нанес поражение Грузии. Джувейни сообщает, что в решающей битве против него отказались сражаться находившиеся в грузинской армии кипчаки:

"Когда подошло грузинское войско, воины султана вынули свое оружие, а султан взошел на высокую гору, чтобы лучше рассмотреть врага. Справа он увидел двадцать тысяч воинов с кипчакскими знаками и знаменами. Вызвав Кошкара, он дал ему хлеб с солью и послал его к кипчакам напомнить им об их обязательстве перед ним. В правление его отца их заковали в цепи и подвергли унижениям, и он своим посредничеством спас их и ходатайствовал за них перед своим отцом. Разве, обнажив теперь мечи против него, они не нарушили свои обязательства? По этой причине кипчакское войско воздержалось от битвы и, тут же покинув поле боя, расположилось в стороне от остальных".

В 1226 году хорезмийской армией был захвачен и сожжен Тбилиси.

Характер Джелал ад-Дина к тому времени значительно изменился. Иранский историк Дабир Сейяджи писал об этом:

"Сколь невысокий ростом, столь и великолепный, говорящий очень добро и извиняющийся за причиненную грубость…

На описанный многими добрый нрав султана в значительной степени повлияли многие беды, зло и трудности, чем в некоторой степени оправдываются его жестокости, которые, особенно в конце его жизни".

Великий противник Джелал ад-Дина, Чингисхан, умер в 1227 году.

С 2012 года его день рождения, назначенный на первый день первого зимнего месяца по лунному календарю, стал государственным праздником Монголии – Днем гордости. В этот день проходит церемония чествования его статуи на центральной площади столицы.

До 1229 года монголам было не до мятежного хорезмшаха: они выбирали великого хана. В 1229 году таковым стал третий сын Чингисхана – Угэдэй.

Хан Угэдэй и Монгольская империя в 1229-1241 гг.

Гибель героя

Между тем успешные действия Джелал ад-Дина вызвали беспокойство соседних стран, в результате против него объединились Конийский султанат, египетские Айюбиды и Киликийское армянское государство. Вместе они нанесли два поражения хорезмийцу. А в 1229 году Угэдей направил в Закавказье на борьбу с ним три тумена. Джелал ад-Дин потерпел поражение, вновь попытался отступить в Индию – на этот раз неудачно, и, раненый, вынужден был скрываться в горах восточной Турции. Но погиб он не от монгольской стрелы или сабли, а от руки оставшегося неизвестным курда. До сих пор неясны мотивы убийцы: некоторые считают, что он был кровным врагом Джелал ад-Дина, другие полагают, что он был подослан монголами, третьи – что он просто польстился на его пояс, усыпанный бриллиантами, и даже не знал имени своей жертвы. Считают, что случилось это 15 августа 1231 года.

Так бесславно погиб этот незаурядный полководец, который при иных обстоятельствах, быть может, остановил бы Чингисхана и основал свою империю, похожую на государство Тимура, коренным образом изменив ход истории всего человечества.

Рыжов В.А.

Источник - Военное обозрение
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1573162140


https://centrasia.org/newsA.php?st=1573162140

Как в 1443 году под Рязанью замерзла и погибла казахо-узбекская армия царевича Мустафы (история) | Ц

Как в 1443 году под Рязанью замерзла и погибла казахо-узбекская армия царевича Мустафы (история)
00:19 09.11.2019

Как татары "охудеша и померзоша"

Это случилось зимой 1443 года. В Рязанской земле объявились татары – как вскоре выяснилось, набегом командовал какой-то неведомый рязанцам степной "царевич" Мустафа. Как уже в наше время установили историки – немудрено, что неведомый. Потому как сегодня этого оглана (царевича) называли бы или казахом, или узбеком, и постоянное его место жительства располагалось довольно далеко от Рязани – в Кыпчакской степи, на территории нынешнего Казахстана.

Именно там кочевала так называемая Узбекская орда, к которой и принадлежал Мустафа - человек пока еще непонятной национальности. К тому времени Узбекская орда уже успела отделиться от трещавшего по швам "улуча Джучи", но еще не успела расколоться на две части, одна из которых оставит себе название "узбек", а другие назовут себя "казахами". Первые уйдут на юг, захватят древние города Средней Азии и мал-помалу осядут там, впитав в себя эту древнюю и очень красивую культуру, превратятся в ремесленников и садоводов, хлопкоробов и болельщиков команды "Пахтакор", что, собственно, и переводится как "хлопкороб".

Другие останутся в Кыпчакской степи, номадической цивилизации не изменят, и так и будут кочевать вплоть до сталинской коллективизации. Осевших узбеков, изменивших духовитой степной полыни с зеленью садов, будут считать ренегатами, обзывать их не "узбеками", а "сартами" ("оседлыми") и сочинять про них всякие обидные стишки вроде "Озбек - оз агам, сарт – садагам" (Узбек – мой предок, сарт – моя добыча).

Но в целом парочка "узбек-казах" представляет собой своеобразную азиатскую версию "москальско-хохлячьей" дихотомии – это такие же братья-соперники, всегда помнящие о близком родстве, но не упускающие ни малейшей возможности помериться всем, чем только можно помериться.

Впрочем, до этого еще далеко. Пока же оглан Мустафа привел свою орду в далекие земли урусов – прибарахлится.

Ну и, надо сказать, сходил он не без успеха – Мустафа сотоварищи взяли неплохую добычу "повоева власти и села Рязанскиа". Взяв "полон многий", он повернул лошадей, но почему-то не ушел окончательно, а "ста на Поле". Через какое-то время от него в Рязань прибыли ходоки с предложением к рязанцам выкупить полон обратно: оглан решил не тащить добычу в Казахстан, а продать на месте – по вполне божеской цене. Рязанцы, радуясь, что так славно все обернулось, выкупили своих пленников и довольные отъехали обратно.

Но вскоре узнали, что история с Мустафой еще не закончилась. Этот незваный гость никак не мог откланяться, и через какое-то время опять объявился под Рязанью. Но на сей раз не за добычей: "Мустафа же паки прииде в Рязаньна миру, хотя зимовати в Резани: бе бо ему супротивно на Поли нужи ради великиа". Зимовать он решил в Рязани, слышали?

Все это, конечно, со стороны выглядит смешно – "люди добрые, дайте напиться, а то переночевать негде", но на деле комичное поведение Мустафы летописец вполне нормально объясняет.

Дело в том, что зима 1443/44 года выдалась на редкость суровой – "а зима люта и вельми зла, и снези велици и ветри, и вихри силни". Встав "на Поле", Мустафа, по всей видимости, понял, что с добычей он до родных кочевий не дойдет. И не спасет их даже умение косматых татарских лошадок разрывать копытами снег и добывать мерзлую траву – просто добывать было нечего, "Поле все в осень пожаром погоре". "Местные" татары, зная о случившемся, откочевали южнее, а пришедший издалека Мустафа из-за своего неведения и влип, оказавшись в положении хуже губернаторского. Тогда он по бросовым ценам "скинул" весь полон, но пока распродавался, снега, очевидно, еще подвалило, и стало ясно, что татарам не уйти и налегке. Выбор у Мустафы был не богат – помирать в степи или проситься на зимовку к тем, кого он только что ограбил.

Рязанцы, к их чести, вошли в положение незадачливого командира, и дозволили недавнему налетчику остаться.

Тем бы и завершилась эта анекдотичная история, но тут вмешалась Москва, и комедия обернулась трагедией.

Москва, как вы знаете, в то время уже потихоньку пыталась подгрести Рязань под себя, и тамошний великий князь Василий, тогда еще не Темный, узнав о заключенном рязанцами соглашении, осерчал. Дело в том, что татары в последнее время просто повадились наезжать с набегами. Не далее как год назад на Рязань уже приходили набежники, правда, не из Узбекской, а из Большой орды: "Приходиша татарове Болшиа Орды на рязаньскиа украйны и много зла сотвориша и отъидоша с полоном".

Посему нынешних налетчиков князь Московский решил наказать – из Москвы на Рязань вышло войско под командованием воевод князя Василия Оболенского и боярина Андрея Федоровича Голтяева. По пути к нему присоединились отряды "мордвы на ртах (лыжах) с сулицами (короткими копьями) и с рогатинами и с саблями", а уже в рязанских землях к московскому войску примкнули какие-то "казаки рязаньскиа"

(и это первое упоминание о казаках в русских летописях).

Рязанцы же, узнав о приближении московского войска, велели татарам покинуть город – сами, мол, между собой разбирайтесь. Поэтому отряд Мустафы ждал московскую рать в заснеженном поле, на берегу речки Листани. Казалось, комедия продолжается – степное воинство больше напоминало толпу бомжей: "Татари же отнюдь охудеша и померзоша, и безконни быша, и от великаго мраза и студени великиа и ветра и вихра луки их и стрелы ни во что же быша; снези бо бяху велици зело".

Если кто не понял – поясню. Отряд Мустафы оголодал и обморозился, у них практически не осталось лошадей, и биться против московской конницы и "мордвы на лыжах" им пришлось в абсолютно непривычном для кочевников пешем строю, причем в глубоком снегу. Страшный мороз и сильный ветер сделали практически бесполезным главное оружие татар – лук, и полагаться они могли только на свои сабли.

Тем не менее, бой они приняли.

Как вы наверняка догадываетесь, ни русские летописцы, ни русские историки особой любви к татарам не испытывали. Но об этом последнем бое татарского царевича Мустафы все, не сговариваясь, пишут с искренним уважением и к царевичу, и к его обреченному отряду. Мустафа был невезучим атаманом и, наверное, неважным полководцем, но смерть свою он принял красиво. Умер, как подобает истинному воину. Вот как описывает эту битву Николай Карамзин:

"Татары, цепенея от сильного холода, не могли стрелять из луков и, несмотря на свою малочисленность, смело пустились в ручной бой. Они, конечно, не имели средства спастися бегством; но от них зависело отдаться в плен без кровопролития: Мустафа не хотел слышать о таком стыде и бился до изнурения последних сил. Никогда Татары не изъявляли превосходнейшего мужества: одушевленные словами и примером начальника, резались как исступленные и бросались грудью на копья. Мустафа пал Героем, доказав, что кровь Чингисова и Тамерланова еще не совсем застыла в сердце Моголов; другие также легли на месте; пленниками были одни раненые, и победители, к чести своей, завидовали славе побежденных".

Источник - Подумалось мне часом
Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1573247940