Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Похоронный бюджет России...

Оригинал взят уmomtomirв http://communitarian.ru/publikacii/rossiya/raskol_v_pravitelstve_-_belousov_i_klepach_priznali_defol

Судя по всему, в стройных рядах российской правящей тусовки,именуемой даже в среде своих апологетов "оффшорной аристократией", зреет раскол. Руководство МЭР  открестилось от похоронного и оккупационного по своей сути проекта бюджета, предложенного Минфином, и открыто заявило Путину о дефолте проводимой в стране политики "нефтяного бобика".

Насколько можно судить, в нелиберальной части российского правительства, хотя бы отчасти свободной от догм «либерального фундаментализма» Гайдара,ЧубайсаКудринаМауЯсина и прочихмладореформаторов, происходят тектонические сдвиги. Пока ещё рано говорить о том, что зреет почва для внутрикланового раскола и радикальной смены откровенно паразитической феодально-олигархической модели «экономики трубы». Однако день ото дня становится всё более очевидно, что в стройных рядах российских либералов, рассматривающих государство как действенный инструмент для безнаказанной расчистки экономического пространства и последующей финансово-экономической колонизации со стороны глобальных корпораций, возникают противоречия.
Судя по всему, среди российских бюрократов, рассматривающих государственную службу инструмент для безнаказанного незаконного обогащения, а саму Россию как трофейное пространство для распродажи оптом и в розницу, имеются те, кто не хочет идти на дно вместе со всеми остальными идеологами превращения России в сырьевую колонию и трофейное пространство для транснационального капитала.
Вполне возможно, что именно этим фактором обусловлена целая череда недавних крайне знаковых заявлений нового Министра экономического развития Андрея Белоусова и его заместителя Андрея Клепача. Именно они всё чаще уже не в завуалированной, а открытой форме дают понять, что реализовывавшаяся на протяжении последних 11 лет «вставания с колен» политика паразитического проедания нефтедолларов узким кругом приближенных к власти сырьевых олигархов и чиновников себя исчерпала окончательно и бесповоротно. 


АНДРЕЙ БЕЛОУСОВ ПРИЗНАЛ ЗАКАТ ЭПОХИ ПРОЕДАНИЯ НЕФТЕДОЛЛАРОВ
Сначала отметился глава МЭР Андрей Белоусов, которого по праву называют первым по-настоящему профессиональным экономистом на посту министра экономики за последние 10-15 лет. В отличие от своих ультралиберальных предшественников, выросших на  принципах «государственного невмешательства» и «рыночного фундаментализма», он способен рассматривать национальную экономику не с точки зрения бухгалтерского баланса, из которого требуется изъять все незапланированные сверхдоходы и законсервировать его нынешнюю структуру. А с точки зрения сложной динамично развивающейся структуры со свойственными ей внутренними производственно-технологическими, информационными и ресурсными связями.
В самом начале октября Андрей Белоусов открыто признал, что для исполнения данных президентом предвыборных обещаний, а также финансирования социальных расходов и силовых ведомств российская экономика должна расти темпами не менее 4-4,5%. Другими словами, Белоусов согласился с оценкой лучших российских макроэкономистов и учёных РАН, которые ещё в 2005г. пришли к выводу, что в условиях колоссальной имущественной дифференциации населения и тогдашних масштабах воровства для поддержания социально-политической стабильности российская экономика должна расти темпами в 5,5%.
Кроме того, Белоусов открыто признал, что Россия стоит на грани пропасти и без внесения кардинальных изменений в курс социально-экономической политики уже в ближайшие несколько лет Россия рискует свалиться в масштабный экономический и общественно-политический кризис. По словам главы МЭР, «два процентных пункта роста – это то, к чему мы сейчас сваливаемся в инерционном варианте, то, что нам дает экономическая конструкция, которая у нас сложилась до кризиса". 

Однако эта величина абсолютно не устраивает правительство. Расчеты показывают, что, двигаясь темпом 2% в год, мы просто не сможем сбалансировать наши социальные обязательства с нашими ресурсными возможностями. Это невозможно. Поэтому для нас стоит задача сейчас, по крайней мере, эту цифру удвоить и выйти как минимум на четыре процентных пункта роста».
Перефразируя слова главы МЭР с «птичьего» языка чиновника, который в силу занимаего положения вынужден придерживаться норм политкорректности, на язык простых граждан, это означает следующее. Во-первых, никаких качественных изменений в самой логике и сути проводимой в стране социально-экономической политики за последние 4 года не произошло. Масштабный обвал российской экономики осенью и зимой 2008-2009г., продемонстрировавший несостоятельность паразитической модели проедания нефтедолларов и архаично-феодальной «экономики трубы», не привёл ни к каким изменениям в приоритетах финансово-экономической политики.
Российские либералы, выступающие в качестве штурмовой пехоты глобального бизнеса в деле расчистки и дальнейшей финансово-экономической колонизации России, по-прежнему продолжают сводить всю макроэкономическую политику страны к изъятию денег из экономики и накоплению валютных резервов, урезанию государственных расходов и отказу даже от минимально необходимой поддержки и регулирования экономики.
Под руководством Шувалова, Дворковича, Силуанова и прочих идейных «гайдаровцев» Россия продолжает изымать под надуманным предлогом борьбы с инфляцией порядка 3-5% ВВП ежегодно и вывозить в виде резервов за рубеж, кредитуя стратегических конкурентов в США и ЕС под 1,5-2% и провоцируя острую нехватку денежного предложения внутри страны. Тогда как российские же компании и банки, неспособные занимать под 15-18% внутри России, вынуждены выходить на зарубежные рынки капитала и занимать там российские же ЗВР под 7-9%. В результате чего только в 2011г. Россия получила чистый инвестиционный убыток по уплате процентов, дивидендов, ренты и прочих доходов на капитал в размере 50 млрд. долл.
Во-вторых, Белоусов открыто признаёт тот факт, что модель «экономики трубы», в рамках которой уже сегодня, даже несмотря на стабильно высокие цены на нефть, свыше 60% населения с доходами менее 17 тыс. рублей находятся в категории бедных и нищих слоёв населения, себя исчерпала. И без радикального отказа от навязанной России ещё в 1990-е годы «Вашингтонскими советниками» теории «рыночного фундаментализма» и перехода к реализации суверенной научно обоснованной макроэкономической политики Россия рискует сначала войти в депрессию, вслед за которой в условиях колоссальной имущественной поляризации населения, коррупции и произвола монополий неизменно последует глубокий социальный и общественно-политический кризис.
Другое дело, что ситуация с возвратом к и без того крайне скромным 4-4,5% роста экономики без кардинального изменения самой структуры экономического роста в лучшем случае позволит оттянуть процесс сваливания России в системный кризис на 2-3 года. Надо напомнить, что на протяжении всех «тучных нулевых», вошедших в историю как период «вставания с колен» и «консервированного роста», наблюдался стремительный рост и расцвет исключительно тех секторов экономики, которые были связаны с извлечением природно-сырьевой ренты и спекулятивным прокручиванием поступающих в страну нефтедолларов и легализацией преступных доходов.
Не стоит удивляться тому, что за последние годы произошла качественная деградация структуры российской экономики и примитивизация факторов её роста – на 85% прирост российской экономики был обусловлен расцветом спекулятивных секторов и «проеданием» нефтедолларов.
За период 2002-2011г. прирост ВВП по официальным данным Росстата составил 51,6%, тогда как объём добавленной стоимости в финансовом секторе (если о таковом вообще уместно говорить в случае с финансовыми спекуляциями) вырос в 3,7 раз, в оптово-розничной торговле - в 2 раза, а в спекулятивных операциях с недвижимость и строительном секторе – в 1,69 и 1,77 раз соответственно. Одновременно с этим в обрабатывающих производствах прирост добавленной стоимости едва дотянул до 34,5%, в сельском хозяйстве -  16,8%, а в системе естественных монополий – менее 10,3%. Тогда как размер добавленной стоимости в рыболовстве сжался на 6,1%, в образовании - на 0,7%, а в предоставлении коммунальных и социальных услуг накопленный спад превысил 1,1%.
В силу занимаемой позиции в вертикали власти Белоусов не стал озвучивать вслух цену президентским обещаниям по удвоению ВВП и говорить о том, какой ценой и за счёт какой примитивизации производства удалось продемонстрировать весь рост российской деиндустриализированной «экономики трубы» в период 2002-2011гг. По сути дела, то что в научном сообществе именуется структурной деградацией экономики, разрушением научно-технического потенциала, качественной примитивизацией производства и превращением в «сырьевую колонию» преподносилось российскими властями и контролируемыми ими СМИ в качестве «вставания с колен», выхода из упадка 90-х и бурного развития отечественной экономики.
Точно также как Белоусов не стал озвучивать вслух во время встречи с президентом Путиным истинную причину столь масштабного обвала производственной активности в последние 1,5-2 года на фоне стабильно высоких и даже растущих цен на нефть. Как член кабинета министров и «человек системы» Андрей Белоусов вынужден играть по правилам и не может сказать вслух президенту, что масштабы коррупции, произвол монополий и беспредел чиновников достигли столь катастрофических масштабов, что просто несовместимы с нормально жизнью страны и как минимум 70% населения. 
На форуме «Россия зовёт!» глава МЭР признал, что по мере сползания мировой экономики в рецессию и развития энергосберегающих технологий потребление нефти в мире будет сокращаться. В купе с исчерпанием сравнительно легко извлекаемых запасов углеводородного сырья на территории России и неспособности запасов на Арктическом шельфе и в Восточной Сибири компенсировать выбытие старых месторождений этообернётся масштабным сокращением нефтедолларовых доходов и исчерпанием паразитической модели «экономики трубы».
По оценке Белоусова, если до кризиса темпы роста производства энергетических товаров в физическом выражении составлял 6-7% в год, и это давало России примерно 2,5% годового роста ВВП, то в перспективе этот фактор превращается в ноль. Более того, "в лучшем случае в ноль. Он может стать и отрицательным. То есть, из драйвера роста энергетический сектор может превратиться в тормоз".
По сути дела, Белоусов озвучил вслух то, о чём уже многие годы говорят лучшие российские макроэкономисты: модель паразитического проедания природной ренты и хищнической эксплуатации научно-технического и производственного потенциала, доставшегося в наследство от СССР, себя исчерпала. Объёмы выпуска наукоёмкой продукции в 3-10 раз ниже, чем 20 лет назад, объём капитальных вложений в высокотехнологичные производства находится на отметке середины 1960 годов (35% от 1990г.), а износ базовой технологической инфраструктуры зашкаливает за 80-85%.

АНДРЕЙ КЛЕПАЧ ОТКРЫТО ПРИЗНАЛ ИСЧЕРПАНИЕ ПАРАЗИТИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ «ЭКОНОМИКИ ТРУБЫ»
Буквально на днях, 5 октября, в интервью агентству «Прайм» замминистра экономики Андрей Клепач, известный своим давним противостоянием с Минфином по вопросу изъятия из российской экономики «нефтяной подушки» и поддержания инвестиционного голода в промышленности, сделал очередное знаковое заявление. По сути дела, замминистра МЭР, получивший гораздо больший простор для действий и публичных заявлений после ухода из министерства откровенно ультралиберальной Эльвиры Набиуллиной, во всеуслышание признал пагубность проводимой в стране макроэкономической политики, которая консервирует сырьевую направленность экономики и провоцирует дальнейшую архаизацию производства.
Заявление оказалось настолько искренним, что имеет смысл привести его полностью: "К сожалению, мы много говорим об инфляции, о долге, бюджетном дефиците, но за этим теряется способность действительно обеспечивать развитие реального сектора, обеспечивать изменения в жизни людей, реализовывать серьезные проекты. У нас, как говорил Михаил Ефимович Фрадков, не Минфин при правительстве, а правительство при Минфине, и к сожалению это остается чертой нашей политики сейчас. У нас финансовые вопросы, приоритет бюджетной системы имеют подавляющее господство над другими решениями, только в точечных сферах удается принимать решения».
Другими словами, Андрей Клепач открыто признал то, о чём на протяжении более 15-20 лет неустанно с цифрами в руках говорят лучшие отечественные макроэкономисты. Прежде всего, замминистра чётко указал на коренную неправильность расстановки акцентов и приоритетов финансово-экономического блока Кремля и правительства. Стоящие у руля российской экономикой «гайдаровцы» продолжают реализовывать разрушительную социально-экономическую политику «Вашингтонского консенсуса», предполагающую сдачу финансово-экономического, научно-технического, производственного и, в конечном итоге, политического суверенитета страны.
Вместо того, чтобы заниматься возрождением разрушенной отечественной обрабатывающей промышленности и модернизировать изношенную на 80-85% базовую технологическую инфраструктуру, российские монетаристы в лучших традициях «либерального погрома» 90-х годов прошлого века продолжают сводить всю макроэкономическую политику к накоплению резервов и изъятию нефтедолларов под разговоры о формировании «подушки безопасности» и «борьбе с инфляцией». Финансовый фетишизм российского Минфина, превратившегося наряду с Банком России в основной инструмент  внешнего управления отечественной экономикой со стороны глобального бизнеса и финансовой олигархии Уолл-Стрит, на корню уничтожает все попытки построения инновационной экономики и отраслевой диверсификации промышленности.
Клепач совершенно открыто признаёт, что в России сложилась парадоксальная ситуация, при которой «не Минфин при правительстве, а правительство при Минфине». Говоря простым языком, это означает, чтопрезидент и глава правительства в предвыборном угаре могут заявлять что угодно и раздавать какие угодно обещания относительно модернизации экономики и сокращения чудовищной имущественной пропасти. Однако ключевые решения в области разработки и реализации приоритетов социально-экономической политики и общий вектор движения будут определяться Минфином.
До тех пор, пока процесс принятия решений будет находиться под контролем либеральных сектантов с «бухгалтерским» складом ума, которые на полном серьёзе в качестве основного приоритета деятельности государства считают спасение американской экономики и долларовой пирамиды долгов (заявление Дворковича), то можно не удивляться тому, что в России сложилась типичная двухсекторная экономика.
В которой захлёбывающиеся от притока нефтедолларов добывающие отрасли и прокручивающие их финансовые спекулянты и торговцы соседствуют с загнивающими отраслями обрабатывающей промышленности, ориентирующимися на внутренний крайне ограниченный платёжеспособный спрос. Единственной отличительной чертой российской «экономики трубы», поражённой «голландской моделью», от классической схемы является наличие не менее мощного по размерам третьего паразитического сектора – масштабного рынка коррупции и распила бюджетных средств, в котором оседает от 35 до 60% всех бюджетных расходов.

БЮДЖЕТ НА 2013-2015 ГОДЫ ПРИЗНАН РЕАКЦИОННЫМ И ПОХОРОННЫМ ДАЖЕ МИНИСТЕРСТВОМ ЭКОНОМИКИ

Родительские права: французских детей избавили от отца и матери (фрейм) | ЦентрАзия

Деграданты

Родительские права: французских детей избавили от "отца" и "матери"
10:40 14.03.2019

Парламентарии утверждают, что это поможет однополым семьям

Владимир Добрынин

В середине февраля национальное собрание Франции после длительного обсуждения законопроекта "Доверие к школе" приняло решение внести в законодательство об образовании поправку, которая предписывает удалить из анкет, заполняемых в учебных заведениях термины "отец" и "мать". Вместо них в соответствующих графах будут значиться "родитель 1" и "родитель 2". Инициаторы поправки утверждают, что произойдет "всего лишь техническая замена одного понятия на другое". Так ли это на самом деле - разбирались "Известия".

"Надо заставить общество измениться"

Идея удалить "отца" и "мать" из анкет была предложена президентской партией "Вперед, Республика!". Представившая ее в парламенте депутат Валери Пети заявила, что "принятие поправки позволит закрепить в законодательстве семейное разнообразие и закрепит официально полное равноправие детей". Пети объяснила, что "общество должно документально оформить происходящие в нем изменения, то есть появление и существование не только гетеросексуальных брачных союзов, но и однополых".

Акт установлен: зачем детей в Европе обучают истории ЛГБТ
Новые программы полового воспитания Старого Света предлагают радикальные подходы

По мнению известного французского теолога и философа Бертрана Вержели, поместившего свою критическую статью в издании Atlantico, "формулировкой "общество должно", идеологи правительственной партии на самом деле скрывают посыл "надо заставить общество измениться".

"Привычку видеть вместо папы с мамой двух родителей под номерами вживлять собираются практически с пеленок, поскольку в подростковом возрасте переучиваться уже сложно. Отдельные политики стремятся бежать впереди паровоза, демонстрируя свою продвинутость в этом вопросе и желая набрать очки. Например, мэр Парижа Анн Идальго уже несколько месяцев использует в работе администрации формуляры с "родителями 1 и 2", - пишет Вержели. - В партии "Вперед, Республика!" почему-то решили, что, обезличив родителей, они тем самым уравняли семьи однополые с привычными и детям, живущим при двух состоящих в браке мужчинах или женщинах, сразу стало легче. На самом деле эта поправка создает едва ли не больше проблем, чем дает преимуществ".

Теория пола
Почему европейцы переписывают гимны и запрещают называть девочек девочками

А в Лионе, по свидетельству депутата нацсобрания Анн Брюнера, уже "несколько лет в анкетах, используемых в сфере образования, применяются формулировки "ответственный 1" и "ответственный 2". Как подчеркивает в интервью Le Figaro французский юрист Од Миркович, появление "ответственных" вместо "родителей" - это уже следующий шаг по лестнице "эволюции деградации семьи".

"В этом виноват закон 2013 года об однополых семьях. Разрешение на усыновление (удочерение) детей парами, состоящими из двух мужчин или двух женщин, вообще отменяет само по себе понимание "родитель" - ведь от двух самок или двух самцов потомство не родится. Взрослые, берущие на воспитание в однополую семью ребенка, не могут быть для него родителями по определению - они просто становятся ответственными за его воспитание. Так что употреблять "ответственный 1" и "ответственный 2" в этом конкретном случае даже правильнее, - говорит юрист. - Родители же - не просто ответственные, каким, например, является тот же опекун. Одна из главных функций родителей в том, что они указывают ребенку на его происхождение. Меры, которые устанавливают наши парламентарии, превращают матерей и отцов в просто "ответственных", лишают детей и родителей такой связи".

По мнению депутата от правящей партии Дженнифер де Теммерман, приводимому Le Figaro, поправка - это шаг вперед в развитии общества. "В нашем обществе устарели семейные и социальные модели, - уверена парламентарий. - Отныне никто не должен чувствовать себя исключенным по причине сохранения устаревшего менталитета. Ведение предлагаемой нами статьи позволит установить равенство".

Таблица размножения: почему поддержка матерей в Венгрии разгневала европейских либералов
Виктора Орбана обвинили в желании "контролировать женские тела"

Коллеге возразил депутат от республиканцев Ксавье Бретон, сказав, что "поправка выглядит надуманным следованием необходимости проявлять толерантность ко всему и политкорректность из боязни кого-то обидеть. Она абсолютно не соответствует действительности, в которой 95% официальных или гражданских браков представляют собой пары, состоящие из мужчины и женщины".

Ящик Пандоры для французской семьи

Когда в 2013 году французские парламентарии принимали закон о признании однополых семей, вряд ли они себе представляли, какой ящик Пандоры открывают. Именно из-за, скажем так, нестандартности комплектования семьи и возникла необходимость обезличить родителей. Законодатели посчитали, что дети, отвечающие на вопрос о родителях, что у них две папы или две мамы, чувствуют себя уязвленными, подвергаются насмешкам и т.д. Теперь во французском обществе все будет "безобразно, но однообразно".

Проблема снята? Возможно. Одна. И это породило массу новых сложностей. Например, кого из родителей считать номером первым, а кого - вторым? Надо ли понимать цифры, как просто порядковые номера для удобства обозначения или же за ними скрывается семейная иерархия? Не вызовет ли у женщины признание первым номером мужчины желания обвинить законодателей в мачизме и сексизме? Не всколыхнет ли в мужской среде присвоение цифры "1" женщине антифеминистские настроения? И это еще не самая глобальная проблема, хотя поводов для ссор и раздоров, а также дискуссий в СМИ она даст немало.

Одним из принципов демократии является подчинение меньшинства большинству. Западная демократия на протяжении последних 20–30 лет сумела стать отдельным, самостоятельным видом демократии, с классическим народовластием имеющим крайне мало общего. Большинству, живущему в условиях западной демократии, вначале привили необходимость просто уважать и мнение меньшинства. А после того как этот жест был утвержден в качестве гуманитарной ценности (все мы - люди, не убивать же оппонента, исповедующего другие взгляды, не нарушающие законодательство), идеи меньшинств превратились в требования, которые большинство должно неукоснительно выполнять. Отказываясь от своих принципов.

Профессор права, официальный представитель ассоциации "Юристы за детство" Од Миркович

Всеобщее равенство, получается, должно выражаться в подгонке общих норм под требования меньшинств, так они считают. Это примерно, как если в школе есть ребенок-инвалид, то надо отменить бег на уроках физкультуры для всех, потому что ученик с ограниченной способностью передвижения в инвалидной коляске участия в забеге принять не может

Половой вброс: почему традиция однополого образования - профанация
Сторонники раздельного обучения мальчиков и девочек апеллируют к непонятно чьим традиционным ценностям

Юрист полагает, что теперь, во исполнение этих требований, "во Франции считают нужным лишить ребенка матери и отца". Благодаря тому что однополые пары тоже хотят пополнять свои семьи детьми, но лишены возможности сделать это естественным путем, теперь формулировка "рождение ребенка" вызывает негативную реакцию у сторонников ЛГБТ, предлагающих заменить ее на "завести ребенка". Это тоже обсуждалось в ходе депутатских дебатов, но подходящую замену названию документа "свидетельство о рождении" французские парламентарии пока не нашли.

Уравнять - значит обезличить

Стремление заменить отца и мать некими аморфными родителями подготавливает почву для суррогатного материнства (которое во Франции пока не разрешено, но во многих других странах функционирует), вписывается в насаждаемую французскому обществу идею "воспроизводства поколений без секса". По мнению Мирковича, это "стимулирует развитие и все большее распространение таких процессов, как суррогатное материнство, посмертное размножение и донорство половых клеток".

Исходя из доклада Валери Пети, можно сделать вывод, что в результате замены "матери" и "отца" на обезличенных "родителей 1 и 2" будет достигнуто фактическое равенство всех типов родственных связей ребенка: с отцом или без него, с реальной матерью или приемной, с двумя отцами или двумя матерями, с биологическими родителями или донорами, с мертвым родителем, зачатие от которого произошло посмертно, и т.д.

Виден просвет: россияне за уроки сексуального просвещения подростков
За последние 100 лет сексуальное образование несколько раз вводили и запрещали в школах

Эксперты выражают опасения, что институт семьи как таковой и его главная социальная роль, состоящая в формировании новых поколений, станут в ближайшем будущем не более чем элементарным товаром в руках фирм и отдельных коммерсантов. Если современное общество признает, что личность имеет право на неограниченное (в пределах, очерченных законодательством, разумеется) удовлетворение своих желаний, а научно-техническое развитие приведет к тому, что возможность реализации желания завести ребенка перестанет быть уделом только гетеросексуальных пар, воспроизводство поколения превратится в товар или услугу, которые продаются и покупаются, как и любая другая. В США, например, суррогатное материнство уже стало вполне процветающим видом бизнеса.

Исходя из опыта развития и подмены понятий в современном обществе, можно с уверенностью утверждать, что нравственность, религия, философия, право и политика долго сопротивляться этой капиталистической экономической логике бесконечного расширения рынка и вторжения его в нашу частную сферу, будут недолго. Поразительно, насколько был прав Маркс, написав более полутора веков назад в "Манифесте", что "буржуазия сорвала с семейных отношений их трогательно-сентиментальный покров и свела их к чисто денежным отношениям".

А в обозримом будущем число родителей, возможно, перестанут ограничивать номерами 1 и 2 - и не только в фантазиях сочинителей антиутопий. Брак перестает быть союзом одной женщины с одним мужчиной и превращается в деловое соглашение абстрактных людей благодаря продвижению все более извращенно-усовершенствованных "гуманитарных" ценностей. Первые пробы зачать ребенка от союза трех родителей уже проводятся. Со временем их число будет увеличиваться до 4, 5, 6, а у европейских парламентариев прибавится забот в законотворчестве.

Как эволюционируют политики

Министр образования Жан-Мишель Бланке выступил против этого проекта, что можно расценивать как несогласие правительства с абсурдом, продвигаемым парламентом. Но надолго ли хватит такого трезвомыслия в условиях французского политикума? Можно вспомнить, как в 1998 году депутат нацсобрания Элизабет Гигу выступала в парламенте за проект признания гражданских браков равными официально заключенным. Тогда она утверждала, что это даст возможность не допустить признания однополых брачных союзов. "Брак - не просто договор двух людей, поскольку он отражает различия полов и включает в себя цель рождения ребенка", - говорила она. Пришел 2012 год, и Гигу поддержала проект президента Олланда по однополым семейным союзам. Брак превратился-таки в простой договор, а различия полов и цель рождения ребенка вообще исчезли.

Эволюции взглядов оказался подвержен и нынешний премьер Франции Эдуар Филипп. Пять лет назад он выступал против искусственного оплодотворения, теперь же - за, поскольку "общество эволюционировало".

Достаточно ли во Франции трезвых голов, чтобы через некоторое время в этой сфере законодательства случился и откат на консервативные традиционные позиции? Сомнительно, что это возможно при нынешнем президенте. Но если придут другие люди... В Италии же усилиями министра внутренних дел Маттео Сальвини удалось вернуть в анкеты министерства "отца" и "мать" в августе 2018 года, заменив существовавшие обезличенные "родитель 1" и "родитель 2". "Я использую всю данную мне законом власть, чтобы защитить естественную семью, основанную на союзе мужчины и женщины", - сказал тогда вице-премьер итальянского правительства.

Сальвини, конечно, французам не указ, но пока и во Франции немалое количество политиков солидарны с его позицией.

Источник - Известия
https://centrasia.org/news2.php?st=1552549200

Модульный человек и его конструкторы. Кто и как переформатирует современное человечество, - И.Медвед

Модульный человек и его конструкторы. Кто и как переформатирует современное человечество, - И.Медведева, Т.Шишова
11:55 07.02.2019

Идеал глобалистского общества - модульный человек. Этот термин, придуманный в начале 70-х гг. XX века американским футурологом Элвином Тоффлером, не стал слишком популярным, зато его смысловая начинка уже достаточно узнаваема. По замыслу Тоффлера и его единомышленников, главной особенностью модульного человека является его повышенный конформизм, способность встраиваться в любые выгодные для него системы отношений, обстоятельства, виды деятельности. И с той же легкостью выходить из них, когда они теряют для него привлекательность.
Такой "биомодуль" лишен прочных привязанностей, моральных устоев, убеждений. Незыблемый принцип у него лишь один: "Рыба ищет, где глубже, а человек - где лучше". Он выраженный эгоцентрик, главная цель которого - успех в быстро меняющемся мире. А для этого необходима повышенная мобильность и готовность все время меняться: менять местожительства, работу, внешность, знакомых. Все, что угодно. Даже свой пол.

"Последовательный брак"

Ну и, само собой, семью. "Поскольку человеческие отношения становятся все более недолговечными и модульными, - писал Тоффлер еще в 1970 г., - погоня за любовью становится, пожалуй, более бешеной. Но это только временные надежды на изменение. Так как обычный брак оказывается все менее и менее способным гарантировать пожизненную любовь, мы можем ожидать открытого одобрения временных браков. Вместо женитьбы "только смерть нас разлучит", пары будут вступать в брак, зная, что отношения могут оказаться недолговечными. Они будут знать также, что когда пути мужа и жены разойдутся, когда появится слишком большое несоответствие в уровнях развития, они могут предложить друг другу расстаться без потрясения и затруднений, возможно, даже без той боли, которая сегодня сопровождает развод. И когда будет представляться возможность, они будут жениться снова и снова, и снова". Такую цепочку браков "великий футуролог" называет "последовательным браком" (в отличие от многоженства). Вот что он пишет о такой модели, вернее, модуле: "Последовательный брак - модель следующих один за другим временных браков - скроен по заказу Века Быстротечности, в котором продолжительность всех взаимоотношений человека, всех его связей с окружающей средой сократилась. Он является естественным, неизбежным результатом социального порядка, при котором автомобили сдаются в аренду, куклы отдаются в счет покупки новых, а одежда выбрасывается после одноразового использования. Это основное направление завтрашней модели брака".

Теперь уже очевидно, что футурологи, подобные Тоффлеру, Олдосу Хаксли и другим "провидцам", заранее готовили общественное сознание к переменам, запланированным "мироправителями века сего", которых принято сейчас называть глобалистами.

В 70-е гг. прошлого века, когда за многие аморальные поступки еще полагалось сажать в тюрьму, Тоффлер внушал читателям, что в будущем нас ожидают не только "последовательные браки", но и отсроченное рождение детей во имя построения карьеры, суррогатное материнство, "гомосексуальные папы", "профессиональные родители", воспитывающие чужих детей за деньги и прочие радости свободной жизни, которые тогда казались утопичными, а сегодня стараниями глобалистов все агрессивнее завоевывают жизненное пространство.

Принуждение к противоестественному

Правда, в жизни все не так идиллично, как в посулах футурологов. Они-то обещали, что человечество с облегчением вздохнет, сбросив с себя "оковы" традиционной морали и религиозных табу. И что все это будет происходить естественно, само собой, по заказу "Века Быстротечности" и, главное, добровольно: кто захочет - сбросит, кто не захочет - будет жить по-старому. Однако человеческая природа оказалась куда более консервативной, чем надеялись авторы и заказчики футурологических проектов. Большинство людей не торопилось добровольно становиться модульными, поэтому создатели "прекрасного нового мира" начали все более настойчиво и жестко их торопить. Если не удавалось с помощью идеологических манипуляций - путем откровенного принуждения, которое неразрывно связано с подавлением и запугиванием. А это, в свою очередь, характерно для полицейского государства.

Мы писали о полицейском государстве нового типа, обращая внимание на то, что его принципиальная новизна состоит в принуждении к противоестественному.

Даже при нынешнем весьма высоком уровне развращенности в обществе огромная часть населения разных стран была против легализации однополых "браков" и усыновления детей содомитами. Но на их мнение наплевали, продавив соответствующие законы. И люди теперь вынуждены под угрозой репрессий признавать такие "браки" нормой.

А посмотрите на ситуацию с мигрантами в Западной Европе. Сама по себе идея "замещающей миграции", которая обсуждалась еще в 80-е гг. прошлого века, но в широкий оборот была введена в 2000-м году (см. Доклад отдела народонаселения ООН "Замещающая миграция: является ли она решением проблем сокращения и старения населения?") - сама эта идея противоестественна. Ведь коренное население сокращается отнюдь не спонтанно, а под влиянием тщательно продуманной, изощренной политики "планирования семьи". А потом вместо того, чтобы прекратить эту антидемографическую политику и способствовать повышению рождаемости, начинают завозить мигрантов. Цель - отрыв народов от своих корней и создание "новых кочевников". Этакий глобалистский микс, смешение рас и культур.

В последнее время в политике "замещающей миграции" прослеживается еще одна противоестественная тенденция. Толпы беженцев, согнанных со своих земель путем искусственного разжигания войн, ведут себя совершенно не свойственным для их положения образом. У них откуда-то большое количество денег, они безбоязненно терроризируют местное население, бесчинствуют, безобразничают, а власти их покрывают, требуя от коренного населения "проявлять толерантность".

Расчеловеченность как основа "нового человека"

Достаточно жестко принуждают и к оскотиниванию, то есть, к атрофии нравственного чувства, стыда, хорошего вкуса, тяги к идеалу. На фоне культа успеха и денег создаются условия, при которых человек может достичь того и другого, лишь включившись в производство "низких смыслов" и извращенных ценностей, которые провозглашаются новыми эталонами. И потребителю подается недвусмысленный сигнал, на что следует ориентироваться, если не хочешь прослыть лузером и маргиналом, прозябать на обочине жизни.

Собственно, это и составляет главное содержание глобалистской "мягкой силы" - стремление превратить людей в скот и внушить им, что скотством надо гордиться, ибо только так живут сейчас настоящие люди.

Особенно ярко ускоренное формирование модульного человека проявляется в сфере семейной политики. Во многих странах уже фактический действует запрет на воспитание, поскольку приняты законы о противодействии "семейному насилию". И родители, понимая, что детей при малейшем "сигнале" могут изъять, вынуждены мириться с их приобщением к новым "ценностям". К примеру, марихуана сегодня легализована не только в ряде европейских стран, но и в США и даже в религиозно-ориентированном Израиле. Не надо быть Тоффлером, чтобы предсказать, как возрастет детско-подростковая наркомания, которая, впрочем, будет политкорректно называться "экспериментированием с психоактивными веществами".

Шок - помощник в создании биомодуля

Изъятие детей - это уже не мягкая, а весьма жесткая сила. В последние годы она применяется по всему миру для ускоренного выращивания модульного человечества. Без преувеличения можно сказать, что мы имеем дело с грандиозным социальным экспериментом. Точное число юных жертв этого эксперимента неизвестно (во всяком случае, таких данных нет в открытом доступе), но ясно, что счет идет как минимум на десятки миллионов. В 2000 году французское правительство под давлением встревоженных профессионалов обратилось к генеральному инспектору по социальным делам Пьеру Навесу и генеральному инспектору юридического отдела Брюно Катала с просьбой представить доклад о положении в судах по делам несовершеннолетних и в социальных службах, о разлучении детей с родителями. Озвученные цифры потрясали: за 18 лет во Франции было изъято порядка 2,5 миллиона детей, причем около одного миллиона - незаконно, без достаточных на то оснований.

В Финляндии, при населении 5,5 млн. человек ежегодно изымается около 10 тыс. ребятишек. При этом рождается каждый год около 60 тыс. 10 тысяч - шестая часть. Да и в России, где "все еще только начинается", в год изымается более 300 тыс. детей!

Насильственно оторванный от родных и помещенный в незнакомую среду ребенок испытывает страшный шок. А в состоянии шока даже взрослого человека достаточно легко сломать, зомбировать, - словом, подчинить чужой воле. "Тоска на сердце человека подавляет его", - говорится в "Притчах Соломона" (Притч. 12:25). А тут не только тоска по близким, но еще и чувство запредельного ужаса. Не случайно у многих детей, оказавшихся в такой ситуации, появляются признаки аутизма, возникают задержки развития и эмоциональная притупленность. То есть, как раз такие качества, которые необходимы для конструирования модульного человека. Ведь для того, чтобы с легкостью разрывать или вообще не устанавливать связи, менять жен, мужей, пол, друзей-приятелей, города и страны, профессии, взгляды и многое другое, требующее сердечного участия, нужно стать тупым и бесчувственным. Главное - оставаться в тренде, быть вписанным, успешным, то есть, успеть встроиться в ту систему связей, которая для "биомодуля" сейчас наиболее выгодна и перспективна. А в "постоянно меняющемся мире" только успевай перестраиваться и встраиваться…

Последствия, не предусмотренные футурологами

Но человек - не биомодуль, поэтому радужные картины будущего, которое населяют новые, пригодные для этого будущего модульные люди, могли родиться или в головах жуликов, или у людей с поврежденной психикой. Человеческая сущность, образ Божий, стремление к идеалу, к чистоте, любви, верности и постоянству можно подавить, но не истребить. А подавленность человеческой природы не обязательно будет выражаться в покорности планам футурологов. Долго и сильно сдавливаемая пружина может неожиданным образом распрямиться.

Кто ожидал, что Ренат из России, усыновленный двумя профессиональными "гей-родителями", подрастет, и жизнь, по их собственному признанию, превратится в кошмар? Что он будет нападать на них с ножом, с отверткой, душить собачьим поводком, крушить компьютеры, мебель и даже стены дома, вскрывать банковские счета своих усыновителей, - короче, всячески терроризировать их в отместку за свою исковерканную судьбу?

Неожиданной для проектантов модульного мультикультурного человечества была и реакция норвежца Андерса Брейвика, умертвившего 77 человек и ранившего более 150. Террорист (которому в детстве, кстати, основательно помотали нервы "детозащитники", пытавшиеся отобрать его у матери, судившиеся с ней и в течение нескольких лет контролировавшие каждый шаг этой семьи) сознался в преступлениях, однако отказался признать вину, заявив, что он "мученик консервативной революции", представляющий норвежское сопротивление, и что теракты были "предупреждением для государственных изменников", способствующих засилию мигрантов и так называемому мультикультурализму. С 2011 года, когда Брейвик совершил массовое убийство, националистические настроения в Западной Европе заметно выросли.

Кто знает, что еще сотворят жертвы глобалистских социальных экспериментов? Ведь тоска на сердце может приводить не только к бессильному унынию, но и к бешеной ярости…

И эти люди учат нас жить?

В спорах со сторонниками ювенальной юстиции им нередко задают вопрос: "Вы говорите, что только ваша система способна защитить детей и при этом наделяете чиновников огромными полномочиями, позволяющими вторгаться в любую семью, непомерно расширяете критерии семейного неблагополучия и насилия, создавая почву для чиновного произвола и коррупции. Откуда же в таких сложных условиях возьмутся честные, благородные, неподкупные, высоконравственные (ведь они должны наставлять на путь истинный плохих родителей!), правильно все трактующие специалисты-детозащитники? Причем в огромных количествах, ибо при (якобы) "зашкаливающих цифрах насилия", на которые вы ссылаетесь, десятком Дон Кихотов не обойдешься. Они что, с Луны прилетят или с Марса? Вы же и ваши единомышленники уверяете нас, что в чиновной среде процветают взяточничество, неуважение к закону и непрофессионализм. Где логика? Как увязать одно с другим?"

В ответ всегда тишина. Что ж, не будем больше мучить оппонентов неудобными вопросами. Попробуем сами понять, какие люди достойно воплотят (да, собственно, уже воплощают) в жизнь ювенальный проект.

Как известно, чужая душа - потемки. Но СМИ и социальные сети проливают свет на внутреннюю и внешнюю жизнь некоторых работников ювенальной сферы. Особенно впечатляют их собственные "показания": селфи, которые они выставляют как наиболее удачные, статьи, которые им нравятся, комментарии в ЖЖ, фейсбуке и проч. Например, одна из сотрудниц московской опеки, участвовавшая в нашумевшей истории по неправомерному отъему детей, выставила поучение для женщин, недовольных своими мужьями: "Вы стираете ему носки и готовите ему еду… Это прям зашибись! Это, конечно, то, ради чего стоит терпеть все ваши истерики, молчанки, угрозы, оскорбления, ваши комплексы и жировые складки, утренние и вечерние депрессии, головные боли вместо траха, вашу маму с ее сами знаете чем… Я - вариант лучше. Я не буду проедать ему плешь, требовать исполнения моих ожиданий, не буду лезть и рассказывать, какие чувства ему следует чувствовать ко мне. Я буду до полусмерти тра…ться с ним, потому что это кайф".

Жуткий блатной жаргон, хамские интонации, неприкрытая ненависть к замужним женщинам и матерям. К своей собственной матери автор поучения относится явно не лучше: "Когда моя мама выпала в астрал и перестала мочь быть [так в тексте - И.М., Т.Ш.> офигенной хозяйкой, на арену вышел мой "раздолбай папа". И оказалось, что он сечет поляну".

"Одержимость сексом" (термин выдающегося социолога Питирима Сорокина) выражена безо всякого стеснения.

"Жизнь в стиле сингл [т. е. не в семье - И.М., Т.Ш.> научила меня: это адски удобно, когда рядом есть человек, у которого есть деньги, когда они кончаются у меня. У которого есть член, руки и губы, когда мне хочется любить".

Учителя жизни - истинные поборники нравственности

Весьма специфические взгляды на половые вопросы высказывает и небезызвестный ювенал, уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае П. Миков. Давая свою оценку групповому изнасилованию в детдоме, он заявил: "Все происходило по взаимной симпатии и любви". И до последнего выгораживал насильников, которые, в конце концов, все же были осуждены. А вот семья, по его мнению, только и делает, что растлевает детей. Поэтому он пытался провести в Пермском крае европейскую программу сексуального просвещения "Каждый пятый", рассчитанную на детей от 3 до 7 лет. Программа так называется потому, что каждый пятый ребенок якобы подвергается сексуальному насилию, и в 70–80% случаев это якобы происходит в семьях. Надеемся, нам не надо пояснять читателям, что собой представляют современные западные программы секс-просвета?

А вот случай в Ленинградской области. Одинокий пятидесятипятилетний миллионер брал под опеку все новых и новых мальчиков, а сотрудники опеки давала ему все новые и новые разрешения. Причем их не смущали ни столь явные половые предпочтения неженатого мужчины, ни то, что он прописывал всех детей в 16-метровой комнате коммунальной квартиры, ни даже рассказ мальчика, возвращенного обратно в приют, о приставаниях приемного папы. В какой-то момент детским "гаремом" занялся Следственный Комитет. Не благодаря, а вопреки опеке, которая, следуя ювенальным установкам, придирается к родным семьям и закрывает глаза на то, что творится в приемных.

Не отстает от северной Пальмиры и стольный град Москва. Информационный портал "Такие дела" в статье "Папа может" (https://takiedela.ru/2016/06/papa-mozhet/) лирично описывает, как открытому гомосексуалисту, активисту ЛГБТ(!), то есть, человеку весьма известному, московская опека дала усыновить маленького мальчика. И этот педераст, фамилия которого в статье изменена, но это не меняет сути, откровенничает, что он не один такой: "Мои друзья-геи живут с двумя пацанами. Дети ходят в детский сад. За ними по очереди приходят разные папы. Все вокруг все понимают, и никаких проблем не возникает".

Да… Вот уж поистине честные, неподкупные, высоконравственные люди работают в той опеке, которая, в нарушение государственных, человеческих и Божеских законов отдает детей в лапы содомитов…

Учителя жизни: психологи, сенаторы и прочие трансгендеры

В ювенальной системе очень большую роль играют психологи. Они диагностируют состояние родителей, ребенка, семейных отношений, выявляют признаки насилия, "работают" с отнятыми детьми, адаптируя их к жизни без близких и, соответственно, отчуждая от них, настраивая против семьи. Несколько лет назад одна такая специалистка помогла своим экспертным заключением посадить в тюрьму отца, облыжно обвиненного в педофилии. Проанализировав рисунки шестилетней дочери подозреваемого, Лейла Соколова вынесла вердикт, что хвост нарисованной кошки напоминает фаллос. Прямо по пословице "куре просо снится", поскольку быстро выяснилось, что не тестируемый ребенок, а она зациклена на нижепоясной теме, да еще с уклоном в сексопатологию. Из статьи в "МК" мы узнаем, что эксперт "засветилась" на лесбийском форуме, а также выставила в интернете свои абсолютно непристойные фотографии, свидетельствующие не только о лесбийских, но и садомазохистских пристрастиях.

Показательно, что другие психологи, тоже придерживающиеся "новых ценностей", кинулись ее выгораживать. Какие же аргументы они приводят в поддержку своей коллеги? Ну, конечно, что ее личная жизнь никого не касается, а специалист она прекрасный, лучше не бывает. Да и участвовала она всего-то навсего - что такого?! - в выставке Экспоцентра "Эрос-2006", демонстрировала эротическое нижнее белье, разыгрывала для привлечения публики зажигательные эротические сценки с плетками и прочими причиндалами. А психиатр-криминалист Михаил Виноградов высказался совсем определенно: "И садо-мазо, и нетрадиционную ориентацию уже давно и в России, и во всем цивилизованном мире принято считать вариантом нормы".

Да, похоже, когорта "высоконравственных", "правильно все трактующих" специалистов уже подготовлена, и удивляться их взглядам на жизнь не следует.

Русские (и не только русские) женщины, у которых отняли детей на Западе, свидетельствуют, что в ювенальных структурах работают преимущественно извращенцы, наркоманы, люди с уголовным прошлым. Почему у нас, если мы строим ювенальную систему по западным лекалам (а иных не бывает!) должно быть иначе?

Да и могут ли нормальные люди разорять семьи, как сороки чужие гнезда?

"Не можете себя контролировать, вообще не заводите детей", - изрекла во время информационно-аналитической программы "Акценты", в которой обсуждался запрет шлепков, адвокат Мария Ярмуш. Зато в Америке она, по ее словам, "взяла на себя обязательства защищать" Торри Хансен, которая жестоко обращалась с усыновленным русским ребенком Артемом Савельевым. Приемная мать неоднократно таскала его за волосы, а потом отправила обратно в Россию с запиской, что она в нем "разочаровалась". Как будто возвращала бракованный товар. Не очень, правда, понятно: шлепать нельзя, а таскать за волосы можно? Или что можно американцам, русским - ни-ни?

Другая (или все же другой?) детозащитница (или детозащитник?) Мария Баст, лоббирующая антисемейный закон "о шлепках", до 2013 года была мужчиной Евгением Архиповым, воронежским лидером партии "Яблоко", организовывавшим акции в защиту Ходорковского, провозглашавшим некую Русскую демократическую республику, обещавшим переименовать аэропорт "Домодедово", увековечив имя Степана Бандеры. А в 2013 году он (она?) совершил(а) "каминг-аут" - вышла из тени и стала трансгендерной женщиной. Теперь трансгендер переключилась с Бандеры на защиту детей от родителей и заявляет в интервью "Московскому комсомольцу", что "любое, даже минимальное насилие по отношению к детям любого возраста чревато серьезными негативными последствиями… Порой даже легкие шлепки могут привести к психическим отклонениям, развитию шизофрении, паранойи, мании преследования, расстройству личности, так что говорить об "умеренном" физическом наказании просто недопустимо".

И уж, конечно, не случайно Комитет по правам ребенка при ООН с маниакальным упорством добивается запрета телесных наказаний детей в семье (задача, поставленная английскими педофилами еще в начале 70-х гг. XX в.) и карательных мер за "гомофобию".

Неслучайно и то, что попытки ужесточить наказание за педофилию и информационное развращение детей в нашей стране наталкиваются на серьезное противодействие тех, кого ряд политиков и государственных деятелей (Е. Мизулина, Л. Слиска, П. Астахов) называли "педофильским лобби".

Хочется верить, что у нас по сравнению с продвинутым Западом это лобби еще не столь многочисленно. Но то, как буксуют законы, реально защищающие семьи, и то, в каком авральном порядке принимаются ювенальные нормы, "защищающие" детей от родителей, наводит на печальные размышления.

Общество имеет право знать

И размышления эти привели нас к выводу, что назрела острая необходимость повнимательней приглядеться к моральному облику особ, вершащих судьбы семей на разных этажах власти. Поинтересоваться их жизнью, ведь они хотят входить в семьи и ворошить грязное белье. Значит, общество тем более имеет право знать, как они живут, чем дышат. Особую важность в нынешнем социально-политическом контексте представляют их взгляды на половую мораль. Вероятно, родительским сообществам и неравнодушных гражданам имеет смысл активней включиться в изучение сего вопроса: поднять высказывания, соотнести с деятельностью, прояснить позиции чиновников и политиков в отношении детского секс-просвета, развращающих зрелищ и книг, гей-парадов и защиты прав ЛГБТ. Сейчас это такая лакмусовая бумажка, позволяющая быстро определить, к какому лагерю принадлежит человек.

К примеру, бывший сенатор Константин Добрынин, так вдруг озаботившийся внедрением беби-боксов (по-русски - коробок для подкидышей, которые дадут возможность создать в России рынок неучтенных детей и использовать их в разнообразных криминальных целях), весьма недвусмысленно высказался в поддержку признания однополых "браков" в нашей стране и заявил, что "гееборцев" надо "убрать из политического поля и из нашей жизни". Согласитесь, это очень многое проясняет…

Ну, так вот. Поддержка секс-просвета, содомитов и развратного "искусства" прямо или косвенно связана с педофилией. Соответственно, и люди, выражающие подобные воззрения, выражают их отнюдь не случайно. И общество должно добиваться, чтобы они на пушечный выстрел не могли подойти к территории семьи и детства. Да и вообще к рычагам власти! Если же на словах все правильно, а деятельность при этом в интересах педофилов, нужно выводить таких ханжей на чистую воду.

Причем действовать надо, не откладывая в долгий ящик, иначе противная сторона и вправду, как выразился бывший сенатор, уберет нормальных людей "из политического поля и из нашей жизни".

У всех перед глазами пример западных стран, где извращенцы дорвались до политической власти и насильно заставляют народы посредством "беззакония в законе" подчиняться их патологическим установкам. У нас же, как показывают недавние социологические замеры ВЦИОМ, более 80% населения выступает за "моральную власть". Поэтому разгром "педофильского лобби" наверняка получит всенародную поддержку.

Главы из новой книги "Скачут всадники ночи... Кто они, идеологи глобального содома?" (Рязань, Зерна-Слово, 2019).

Презентация книги состоится 12 февраля. Начало в 18.30 час. Вход свободный. Адрес: Б. Серпуховская, д. 24, помещение Синодального отдела РПЦ по взаимоотношениям с Вооруженными силами и правоохранительными органами. Здание находится на территории храма Вознесения Господня.

Ирина Яковлевна Медведева – директор Института демографической безопасности, член Союза писателей России, правления Российского детского фонда, Центрального совета движения "Народный собор", Центрального совета Всероссийского родительского движения "Родительское собрание".

Татьяна Львовна Шишова – член Союза писателей России, правления Российского детского фонда, Центрального совета движения "Народный собор", Центрального совета Ассоциации родительских комитетов и сообществ.


https://centrasia.org/news2.php?st=1549529700

История девочки Нины Жуковой, которая осталась в блокадном Ленинграде совершенно одна и выжила... (ф

История девочки Нины Жуковой, которая осталась в блокадном Ленинграде совершенно одна и выжила...
13:47 24.01.2019

Нина и портфельчик

Фото: Елена Лукьянова / "Новая в Петербурге"

Вера Челищева

А как бы вы повели себя, если бы вам было 11 лет и вы остались совершенно одни в блокадном Ленинграде? Собственно, вариантов немного. Можно остаться в квартире и тихо умирать от слабости, голода и дикого, животного страха. А можно как Нина Жукова - взять свой школьный портфельчик, сложить туда вещи и документы и идти в обезумевшем от катастрофы городе искать помощи у взрослых. Кто-то из них подскажет Нине адрес детского дома, чем спасет ей жизнь.

Судьба всех членов семьи Нины Жуковой в блокаду сложилась поистине драматично. Маму Нины в первые месяцы войны арестовали по политической 58-й статье, папу забрали на фронт, а саму девочку родная тетка оставила умирать, эвакуировавшись без нее. Казалось бы, шансов у 11-летнего ребенка, который остался совершенно один в блокадном городе, не было никаких...

В 43-м освободят ее мать, в 45-м живым вернется с фронта отец. Они отыщут Нину в Свердловской области, куда эвакуировался ее детдом. При ней будет все тот же школьный портфельчик, который она никогда за эти годы не выпускала из рук... Семья воссоединится. И кто знает - может быть, именно эти обстоятельства - тюрьма, фронт, предательство родных, детдом - позволили каждому из них избежать голодной смерти в Ленинграде.

Сегодня Нине - 89. Точнее уже не Нине, а Нине Ивановне Казариной (по мужу). В 75-ю годовщину прорыва блокады мы сидим на ее кухне в Санкт-Петербурге. Она заваривает чай, аккуратно раскладывает в вазе печенье и, словно отличница, стараясь ничего не упустить, по деталям вспоминает события, происходившие в ее жизни почти 80 лет назад.

"Семья моя была очень простая, бедная, можно сказать. Папа Иван Никанорович Жуков приехал в город из деревни в Костромской области. Работал в Ленинграде на заводе им. Жданова сначала клепальщиком (делал заклепки для кораблей), потом кладовщиком. Я уже была в сознательном возрасте, когда папу на три месяца выгнали с работы. Сейчас это называют корпоративы, а тогда это была обычная пьянка на работе по случаю какого-то праздника.

Папа вместе с директором завода спел "Боже, царя храни". Все были членами партии. Конечно, директора сразу взяли.

Папу только выгнали с завода и из партии. А директор пропал. О его судьбе после ареста мы так ничего и не узнали…

Хорошо помню, как мы с мамой ездили в ясли, брали там грязное белье, везли его на санках в прачечную, мама его стирала, гладила, и на саночках мы отвозили чистое белье обратно. Так мама подрабатывала, когда папу уволили.

Маму звали Александра Ивановна. Папа всегда очень трепетно к ней относился. Никогда не спорил. Вообще. До войны мама практически не работала, воспитывала меня, водила в кино, гулять в парк. У нее был легкий характер. Любому человеку она могла отдать последнее. Часто приглашала кого-то из знакомых и дальних родных жить в нашу тесную комнату в коммуналке, что-то вечно делала для людей. А некоторые из этих людей потом ее предали…

Война

В мае 41-го я закончила четвертый класс школы № 13 по Ушаковской улице (теперь это улица Зои Космодемьянской) и была счастлива: лето впереди. Папа, как обычно, собирался отправить нас с мамой в деревню в Костромскую область, где жили его мама и сестра. Но 22 июня началась война.

Когда объявили по радио, что немцы напали на Советский Союз, у всех (кроме военных) было убеждение, что война - это ненадолго, мы победим в течение 2–3 месяцев. Вот и мама так считала. И она решила отправиться на лето не в Костромскую область, а в Новгородскую, в деревню к своей двоюродной сестре. А папа знал, что к Новгородской области уже вовсю подступали немцы. Маме он сказал: "Шура, ты пойми, идет война…" На что мама ответила: "Это не война, а хреновина одна". Мало того, она уговорила еще одну свою сестру с тремя детьми поехать вместе с нами. Папа так и не смог ее отговорить. Он остался в Ленинграде, пока продолжал работать на заводе Жданова, так как был белобилетник: у него одна рука короче другой была - в детстве упал и сломал плечо.

Когда мы вышли из вагона на станции Дно в Новгородской области, то увидели идущие из деревень в город обозы - жители эвакуировались. Но маму это не остановило - мы все равно потащились в деревню Лужки. Родных там не застали, они уже уехали. Пошли в ближайшую деревню, где жила другая мамина родственница. Но она тоже эвакуировалась. И вот две взрослых женщины - мама и ее сестра - с четырьмя детьми поселились в доме в одной из опустевших деревень.

В начале августа 1941 года в Новгородскую область пришли немцы. Слава богу, они в нашей деревне не останавливались, мы только видели немецких мотоциклистов, проезжавших мимо деревни целыми отрядами. Оставшиеся в деревне мужчины и женщины выкопали траншеи. И, заслышав стрекот мотоциклов, мы все бежали прятаться в эти окопы, сквозь деревья наблюдая за проезжающими немцами.

К тому моменту наше положение было удручающее: есть нечего, одежды нет, магазинов кругом - тоже, жителей единицы. Мама наконец осознала: надо уезжать. Ей кто-то сказал, что в соседнюю деревню как раз из города приехал мужчина за своей семьей, но те эвакуироваться не хотели. Мама нашла этого мужчину, и он согласился нас взять с собой, провести через фронт. Никакой машины у него не было. Шли пешком двое суток. Лесом. Мамина сестра никуда тронуться с тремя детьми не решилась - ее младшему ребенку было 1,5 года. Они остались на всю войну в деревне. Как выжили, ума не приложу. Но выжили.

Когда через двое суток мы вышли из леса к реке Шелонь, то в этот момент я, собственно, и увидела войну. Тут была линия фронта: стреляли, бомбили… Солдаты согласились перевезти нас на грузовике на другой берег. Мы легли в кузов, нас накрыли брезентом и сказали ни в коем случае не поднимать голову, и повезли. Шел очень тяжелый обстрел… Чудом мы остались живы.

На узловой станции Окуловка, куда мы вечером добрались, тоже шел сильный обстрел. Военные грузили раненых в вагоны. Мы спустились в подвал в каком-то доме. И я так крепко заснула, что ничего не слышала. А мама утром сказала, что всю ночь бомбили станцию. И когда мы утром вышли из подвала, то увидели, что ближайшие к станции деревянные дома сложены, как карточные домики. А санитарные поезда шли один за другим. Мама и тот мужчина договорилась, чтобы нас на одном из поездов взяли в город. Это были теплушки, телячьи вагоны с нарами, на них лежали раненые. Дверь в теплушках все время была открыта настежь на случай, чтобы можно было спрыгнуть, если что.

Помню, я стояла у дверей теплушки и по-детски, как умела, молилась - чтобы мы только доехали... Бомбили сильно.

Машинист то останавливал поезд, то срывался с места, и все в теплушке падали. Маневрировал, как мог. Слава богу, доехали до Ленинграда.

Это уже было начало сентября. Вернулись в нашу коммуналку на Оборонной улице. Вечером с завода пришел папа, мы ему рассказали все. Маму он не ругал.

Блокада

С 7 на 8 сентября я впервые услышала вой падающей бомбы. Она упала в нескольких кварталах от нашего дома, разрушив дом на Турбинной улице. Помню, мы ходили смотреть на то, что осталось от дома. Это оказалось началом длительных бомбежек, к которым мы постепенно привыкли и уже жили с этим, как с неизбежной болью и страхом. Началась блокада.

Во время ночных бомбардировок нас поднимали и вели в соседний дом в бомбоубежище. Там мы ждали отбоя. Были слышны зенитки, звук падающей бомбы, вой сирены, тревога, метроном...

Папа находился на заводе на казарменном положении. Когда в городе наступили страшные времена - повсюду лежали покойники, - папа и другие работники завода по ночам на грузовой машине ездили по городу, собирали трупы. За это им давали по сто грамм спирта и немного хлеба.

Большой ущерб, конечно, нанес пожар на Бадаевских складах - сгорел весь запас города. Люди собирали на земле горелый сахарный песок.

В какой-то момент американцы по воде доставили в город консервы и кокосовое масло. Их выдавали по карточкам. А потом есть уже было нечего. Паек продуктов с каждым днем сокращался. Слова "дистрофия", "цинга", "дуранда", "шроты", "суп из ремня" (кожи), из клея - это все слова из блокады. Крапива и лебеда были наши фрукты и овощи. Из лебеды делали лепешки, из крапивы варили щи.

Когда я шла за хлебом, то в магазине старалась успеть схватить свою пайку с весов.

Часто мужчина-дистрофик, стоя перед прилавком, успевал перехватить пайку раньше и засовывал ее себе в рот. Так он каждый день "дежурил" в булочной. Люди его, конечно, били.

Но понимали: это не он, это был голод.

Одна наша знакомая работала буфетчицей. Она торговала хлебом: 500 руб. кусок. Моя тетя купила один раз. Хлеб оказался из опилок.

А моя свекровь мне рассказывала, что она во время блокады была понятой при аресте семьи кладбищенского сторожа в Рыбацком. Он торговал мясом с кладбища. На вырученные деньги покупал хлеб, растительное масло и т. д. Арестовали всю его семью.

А мой муж впоследствии никогда не ел куру - она напоминала ему выщипанную кошку.

Еще в городе пропадали дети. Их убивали и ели.

Арест мамы

В нашей коммуналке жила соседка тетя Катя. И пока ее муж - морской офицер - был на фронте, у нее завелся приятель - наш участковый.

Однажды между тетей Катей и мамой произошла кухонная склока из-за какой-то бытовой ерунды. В порыве мама сказала: "Когда Вася твой придет с фронта, я ему расскажу, что у тебя любовник есть". Тем самым мама подписала себе приговор.

Где-то в конце сентября 1941 года приехали два мужика в черных костюмах на черной машине. Сказали маме: "Надо поехать кое-что подписать". И мама под руку с папой оделась и поехала в Большой дом, здание ОГПУ-НКВД на Литейном. Больше я ее не видела.

Ей вменили 58-ю статью "Антисоветская агитация и пропаганда".

Это был донос, подписанный не только тетей Катей, но и еще пятью соседями. С их слов, якобы мама хвалила немцев, говорила, какие они хорошие.

А она просто рассказывала коммуналке, что немцы нас в Новгородской области не тронули, что было правдой. Донос подписали даже те, кому мама помогала.

Слушало дело особое совещание при НКВД. Резолюция прокурора гласила: заключить в исправительно-трудовой лагерь на три года. Маму вывезли в Томск в тюрьму № 3. Думаю, это в каком-то смысле спасло ей жизнь. Оставшись в блокадном Ленинграде, она могла и не выжить.

Детдом

Когда маму арестовали, меня взяла к себе ее старшая сестра, моя тетя - Пелагея Ивановна Катешина. Она была бездетная, муж был на фронте, потом он погиб. С ней, с бабушкой и с еще одной теткой мы жили на улице Калинина, в старом деревянном доме. Папа продолжал находиться на заводе на казарменном положении, часто меня навещал. В какой-то момент за свой хлебный паек он купил нам буржуйку. И мелкими поленьями, ветками и бумагой мы топили ее.

Помню, когда папа пришел навестить меня последний раз. Я услышала разговор своих теток на кухне: "Ну, Жук не жилец". Жуком они звали папу по его фамилии Жуков. У него началась дистрофия и цинга. Но неожиданно его призвали в армию. Война была в разгаре - фронту уже нужны были все. В армии его сразу определили в госпиталь. И это, наверное, тоже спасло ему жизнь. Там и питание чуточку получше было, а самое главное - его там лечили.

Я оставалось с тетками и бабушкой. Паек продуктов сократился до минимума (работающие получали 250 г хлеба, неработающие - 125 г). Сначала от голода умерла бабушка. Последние недели она не вставала с кровати.

А потом у нее украли карточки. Стыдно говорить: украла их ее дочь, одна из моих теток. У этой женщины было двое детей, и она решила, что так как бабушке скоро конец, то карточки ей и не нужны уже. Бабушка молча скончалась.

Это был май 42-го. Моя другая тетка - добрая, Пелагея Ивановна, которая обо мне заботилась, - достала где-то тележку и увезла бабушку на Волковское кладбище. Просто оставила там. Хоронить не было ни сил, ни денег. Пелагея начала сдавать, уже еле ходила, у меня также началась дистрофия. Тетя поила меня раствором марганцовки. Но вскоре она попала в больницу, превратившись в абсолютного дистрофика.

А та тетка, которая украла у бабушки карточки, эвакуировалась из Ленинграда вместе со своими детьми. Меня она с собой не пригласила. И я осталась абсолютно одна. Первое время как-то прокантовалась: в школе завтраки давали, но потом сообразила, что надо идти в детдом, иначе умру. Сначала пошла в военкомат, взяла справку, что папа в армии, потом в ЗАГС - за копией свидетельства о рождении. И кто-то дал мне направление в детдом.

Детский приемник был на Красной улице, где здание Сената и Синода, там сейчас Конституционный суд. В приемнике мои косички сразу отстригли под машинку. Помню, через дорогу от детприемника, на Неве стоял крейсер, моряки выгружали из него кочаны капусты. И мы, конечно, стали выпрашивать у моряков эту капусту, они нам давали, и мы хрустели. Эта еда была на вес золота.

Через три дня меня и других детей забрали из спецприемника в детский дом № 18 на улице Демидова. Домик неказистый, очень старый, но на нем была бесподобной красоты литая решетка с лестницей во дворе. Я ее запомнила на всю жизнь.

Первые две ночи в детдоме я плакала, накрыв голову подушкой. Сравнивала себя с героем "Мальчика из Уржума", который тоже попал в детский дом. Очень переживала. Потом, конечно, прижилась. За время моего пребывания в детдоме ни один человек из персонала, воспитателей, директора - ни один! - никогда нас, детей, ничем не обидел. Все по-человечески относились. Очень боялись за нас и никуда из детдома не выпускали. Разрешалось гулять только во дворе.

Но я умудрялась сбегать - навещала тетю в больнице. Убегала по пути из детдома в школу. Школа была напротив Александровского сада, такая красивая, со львами. Нас, детдомовцев, туда водили преподаватели. Мы шли за ручку друг с другом, а взрослые сопровождали. И вот, доходя до угла школы, я незаметно убегала. Шептала Витьке Горшкову (мы с ним самые старшие были): "Не сдавай меня. Потом уроки принесешь, будем вместе делать".

А тетя в больнице умирала. Ее ноги уже не действовали. Ее кормили, конечно, но дозы были те же, что по карточкам, - мизерные. В один из последних моих приходов она сказала: "Ниночка, в квартире в сундуке лежат 2 тысячи (по тем временам огромная сумма). Ты их возьми, купи мне молока и хлеба на рынке". Ключи у меня были. В один из дней я сбежала из детдома. Когда зашла во двор нашего дома, то встретила заведующую жилконторы. "Ниночка, ты знаешь, что твоя тетя умерла?" - спросила она. В жилконторе раньше узнали. Я заревела...

Деньги из сундука я все же взяла. В детдоме они все время были со мной, я их клала в портфельчик и ходила с ними в школу. Но однажды они пропали. Я пошла к директрисе Клавдии Ивановне Зарембо, все ей рассказала. У нее глаза на лоб полезли: "Что?! А я ждала, кто из взрослых придет и скажет о пропаже 2 тысяч рублей". Оказалось, что уборщица нашла эти деньги спрятанными в мужском туалете и принесла директору. Кто-то из мальчишек из моего портфеля украл. А ведь уборщица могла просто взять деньги себе и никому не сказать… Директриса положила деньги на мою книжку. Впоследствии после детдома и эвакуации я купила на них себе туфли. Ходить ведь не в чем было совсем.

Как кормили в детдоме? На завтрак давали кашу, овсяную или ячневую, одну-две столовых ложки, стакан подслащенного чая и кусочек хлеба. На обед - суповую баланду без мяса и кашу. Но от голода никто не умер. Одна девочка умерла от менингита и вторая - еще от какой-то болезни. Всего нас было человек 60 детей.

До сих пор без слез не могу вспоминать, как мы справляли новый 1943 год. Шефство над детским домом несли моряки-подводники. Они приволокли нам шикарную елку, украсили ее, вечером провели нам свет. Еще они принесли нам подарки. От своего стола. Им, как подводникам, неплохой паек давали. В подарке у каждого ребенка было по белому пряничку, шоколадке и несколько сушек. Подводники устроили нам хороший концерт. То есть сделали настоящий праздник, какой должен быть у детей.

В детдоме был мальчик 7 лет, Коля. Самый маленький из нас. Его обижали другие мальчишки, и воспитатели положили его к нам, девчонкам, в спальню. Мы с ним тоже ругались. Потому что он просыпался часов в 6 утра и начинал петь: "Три танкиста, три веселых друга…" И вот этот Коля сразу съел подарок от подводников, хотя воспитатели предупреждали: "Не ешьте все сразу, подождите до ужина". А он, ребенок, не удержался и съел на голодный желудок. А на ужин в тот день был манный пудинг. Высший пилотаж!

И вот этот Коля сидел с нами за столом, ложкой откалывал пудинг, клал в рот и пропихивал кусок пальцем дальше, чтобы можно было проглотить. Никогда не забуду эту картину.

У нас у всех организм-то истощенный был. Коля боялся оставить пудинг нетронутым... Дня два Коля лежал в медицинской части - его промывали и прочищали.

Так мы встретили 1943 год.

В середине января блокада была прорвана, но положение в городе продолжало оставаться тяжелым. Детские дома из города все равно эвакуировали. И вот настала очередь нашего детского дома.

Время года было теплое. Нас везли на судне через Ладогу. Мы, дети, были набиты в трюме. Жарко, душно, тесно… Через несколько часов нас высадили на берег на какой-то железнодорожной станции под Ленинградом. Там, по сути, по воде были проложены рельсы. Мы несколько дней ночевали в солдатских палатках рядом со станцией. Когда прибыл поезд, нас туда погрузили, и 16 суток мы ехали до места назначения - станции Шаля Свердловской области. Там было большущее село Сылва, куда ссылали раскулаченных. Рады они нам, голодным ртам, не были. Почему-то называли нас жидами.

Поселили нас в старом здании школы.

Тамошняя директриса детдома - ужасная рыжая баба с бородавкой на носу - нас ненавидела. Впоследствии я узнала, что она утопила в проруби то ли любовницу своего мужа, то ли какую-то тетку, с которой что-то не поделила.

В детдоме плохо кормили. Давали какую-то размазню. А мы же из голода приехали. Помню, директриса с бородавкой возмущалась: "Что это такое: я две ложки съем - мне хватает, а им все мало?!"

И тогда мы, дети, бросились во все тяжкие: стали убегать из детдома, обменивать свои вещи на еду. Я "проела" куртку, ботинки, еще какие-то вещи - обменивала их на вареную картошку. Ходила по рынку с портфелем, мне ее продавцы туда сыпали. И ночью тихонько под одеялом ела. Ну, невозможно было делиться. Это была борьба за выживание. Так хотелось есть…

В какой-то момент все дети покрылись коростой. Ноги, тело - все чесалось, болело. Говорили, что это авитаминоз.

Как раз в этот момент в детдом с фронта вернулась медсестра со своим грудным ребеночком. Один ведь способ был уйти с фронта - забеременеть. И эта женщина взялась нас лечить. Она поехала в Свердловск, поговорила там со знакомым профессором и привезла в детдом две большие бутыли с жидкостями, которыми стала нас мазать. И в итоге вылечила.

В бухгалтерии в детдоме работала одна женщина. Я ей очень нравилась. Она сказала, что я похожа на ее младшую сестру, которая умерла. И она со своей матерью попросили директора отпускать меня к ним домой на выходные. Я как в царство попала. Они топили баню, мазали меня дегтем от всех болячек, отмывали, парили, поили парным молоком, кормили… Я спала в чистой постели. Рай.

Дважды меня отпускали к ним. А на третий раз директриса сказала: "Хватит". По селу поползли слухи, что в детдоме плохо кормят и не ухаживают за детьми. Не фиг, мол, имидж детдома портить.

Запомнился такой случай. Детдомовцев заставляли в лесу собирать спиленные жерди, чтобы ими загораживать участок картошки. Мне было очень тяжело, жерди же длинные, их надо еще из леса вытащить. Я плакала. А норма на ребенка была 9–10 жердей в день. Я написала папе письмо на фронт, жаловалась. И он сообщил в райком партии. Куда-то вызвали нашу директрису… После этого я стала изгоем. "Папа на фронте, а она ему пишет, у него из-за ее писем падает настроение, он не может воевать. Что это за пионерка?" - говорила про меня директриса.

Слава богу, вскоре за мной приехала мама. Через 1,5 года ее освободили из томской тюрьмы. Выписка из протокола УНКВД Новосибирска гласила, что ей постановили зачесть в наказание срок предварительного заключения и "из-под стражи освободить".

Она ведь неграмотная была - ни читать, ни писать не умела. Думаю, в НКВД поняли: ну какой из нее "агитатор"?!

Когда ее выпустили, она по озлобленности разорвала все документы, которые ей дали по выходу из тюрьмы, включая паспорт. И она вынуждена была из Томска идти до Ленинграда, по сути, пешком, добираясь, на чем бог послал. Шла около года через всю Россию... Дошла до Костромской области, где жили родственники папы. Как потом моя тетка - баба Маня - вспоминала, мама пришла опухшая, вшивая, обезумевшая… Ей помогли написать письмо Ворошилову о том, что она потеряла документы. И представьте, с фронта от него пришел ответ. Он распорядился, чтобы ей восстановили документы. И, получив их, она поехала искать меня.

И вот когда она появилась на пороге детдома, я испугалась. Даже поцеловать ее не смогла. Она была постаревшая, опухшая, производила впечатление не совсем нормальной... Видимо, тюрьма и годовое хождение по стране так сказались. Детдом меня даже не хотел ей отдавать. Но по закону все-таки вынуждены были.

Было лето. Мы с ней пошли на станцию. Сидим на лавочке, ждем поезда. А мне ничего с собой поесть в детдоме не дали, у мамы тоже ничего нет. А есть хочется. И тут на станции появляется работавший в детдоме однорукий сторож дядя Вася. Пусть ему земля пухом будет. Он подошел ко мне и спросил:

"Ну что, кушать хочешь?" Я ответила: "Да". И этот дядя Вася снимает с себя майку и идет на базар у вокзала, меняет ее на молоко. Казалось бы, я для него абсолютно чужой ребенок, а он подходит и протягивает мне это молоко… Святой.

После окончания войны наша семья воссоединилась. Папа демобилизовался, маму реабилитировали, а я пошла в школу. Отчетливо помню, как одна из женщин, подписавшая донос на маму, к нам потом спокойно в гости ходила. Поддерживала мама отношения и с теткой, которая украла карточки у моей бабушки и оставила меня одну в блокаду. Мама никогда не помнила зла. А для меня это было дико.

Источник - Новая газета
https://centrasia.org/news2.php?st=1548326820

Химия и Жизнь - Цифровое слабоумие

Рекомендую пройти по ссылке и прочитать статью в ХиЖ полностью. Особенно молодым родителям.
s20141242 zifr1.jpg
http://www.hij.ru/read/detail.php?ELEMENT_ID=5210

Цифровое слабоумие — это не шутка, а диагноз. Термин «digital dementia» пришел из Южной Кореи, раньше всех ставшей на путь оцифровывания страны. Сегодня 83,8% жителей Южной Кореи имеют доступ в Интернет, у 73% корейцев есть смартфон (в США у 56,4%, в России у 36,2%). В 2007 году специалисты стали отмечать, что все больше подростков, представителей цифрового поколения, страдают потерей памяти, расстройством внимания, когнитивными нарушениями, подавленностью и депрессией, низким уровнем самоконтроля. Исследование показало, что в мозгу этих пациентов наблюдаются изменения, схожие с теми, что появляются после черепно-мозговой травмы или на ранней стадии деменции — слабоумия, которое обычно развивается в старческом возрасте.

Массовое помешательство на смартфонах и прочих цифровых гаджетах — неизбежное следствие технологической революции, охватившей все страны. Смартфоны стремительно покоряют мир, точнее сказать, практически его завоевали. По прогнозам журнала «The Wall Street Journal», в 2017 году обладателями смартфонов станут уже 84,8% населения Южной Кореи (80% — Германии, Японии, США, 69% — России). Вместе со смартфонами и прочими гаджетами вирус цифрового слабоумия проникает во все страны и все слои общества. Он не знает географических и социальных границ.

...В сентябре 2011 года уважаемая британская газета «Дейли телеграф» опубликовала открытое письмо 200 британских учителей, психиатров, нейрофизиологов. Они пытались привлечь внимание общества и людей, принимающих решения, к проблеме погружения детей и подростков в цифровой мир, которое драматически сказывается на их способности к обучению. Спросите любого учителя, и он вам скажет, что учить детей стало несоизмеримо труднее. Они плохо запоминают, не могут сконцентрировать внимание, быстро устают, стоит отвернуться — немедленно хватаются за смартфон. В такой ситуации трудно рассчитывать, что школа научит ребенка думать, потому что в его мозгу просто нет материала для думания.....

... Лучшее, что вы можете сделать для своего ребенка, это не покупать ему планшет или смартфон, пока он не выучится как следует и не сформирует свой мозг, считает Манфред Шпитцер...

...Шоком для многих стала статья в «Нью-Йорк таймс» в сентябре этого года, в которой Ник Билтон приводит фрагмент своего интервью 2010 года со Стивом Джобсом:

«— Ваши дети, наверное, без ума от айпада?

— Нет, они им не пользуются. Мы ограничиваем время, которое дети тратят дома на новые технологии».

Оказывается, Стив Джобс запрещал своим троим детям- подросткам использовать гаджеты по ночам и в выходные дни. Никто из детей не мог появиться на ужине со смартфоном в руках.

Крис Андерсон, главный редактор американского журнала «Wired», один из основателей 3DRobotics, ограничивает своих пятерых детей в использовании цифровых устройств. Правило Андерсона — никаких экранов и гаджетов в спальне! «Я, как никто другой, вижу опасность в чрезмерном увлечении Интернетом. Я сам столкнулся с этой проблемой и не хочу, чтобы эти же проблемы были у моих детей».

Эван Уильямс, создатель сервисов Blogger и Twitter, разрешает двоим своим сыновьям использовать планшеты и смартфоны не дольше часа в день. А Алекс Константинопл, директор OutCast Agency, ограничивает использование планшетов и ПК в доме 30 минутами в день. Ограничение касается детей 10 и 13 лет. Младший пятилетний сын вообще не использует гаджеты.

Вот вам и ответ на вопрос «что делать?». Говорят, что сегодня в США, в семьях образованных людей, начала распространяться мода на запрет использования гаджетов детьми. Оно и правильно. Ничто не может заменить биологической коммуникации между людьми, живого общения родителей с детьми, учителей с учениками, сверстников со сверстниками. Человек — существо биологическое и социальное. И тысячу раз правы родители, которые водят своих детей в кружки, читают им книжки на ночь, вместе обсуждают прочитанное, проверяют домашние задания и заставляют переделывать, если оно сделано левой ногой, накладывают ограничения на использование гаджетов. Лучших инвестиций в будущее ребенка придумать невозможно...


Нелюдь. Майдаунам и прочим незалЭжным. Читайте, сссуки!

Оригинал взят у nordsky в Нелюдь. Майдаунам и прочим незалЭжным. Читайте, сссуки!
Оригинал взят у thinker_up в Майдаунам и прочим незалежным. Читайте, суки!
Оригинал взят у koparev в Бандеровцы - служители сатаны
Оригинал взят у koparev в Бандеровцы - служители сатаны
.
    Население нацистского гособразования (НГО) не вполне определились с отношением к бандеровцам, так как бандеровское руководство никак не оглашало  те справки, докладные записки, рассказы очевидцев и спецдонесения времён ВОв, которые найдены в архивах и о которых нынешняя молодежь, конечно же, ничего не знает. То, о чем пойдёт речь дальше настолько страшно, чудовищно и богомерзко, что людям с не очень здоровым сердцем, рекомендую эту статью не читать.Collapse )




Письмо - жалоба в Минздравсоцразвития РФ. Чинуши на местах вконец обнаглели.

Здравствуйте!
Моя мама, труженик тыла, ветеран Братска, ветеран труда, вдова ветерана ВОВ,  инвалид 1 группы (болезнь Паркинсона) получает, согласно ИПР, подгузники и пеленки. Рамер подгузника- самый маленький, S. И хотя я каждый раз прошу, согласно ИПР, привозить подгузники и пеленки максимальной впитываемости, сотрудники соцслужбы привозят самые тонкие пеленки ,  а  подгузники средней впитываемости. Почему старый больной лежачий человек, работавший и во время и после войны, построивший город Братск, должен из-за чьей-то непомерной жадности и алчности  испытывать постоянные неудобства. Пеленки сразу промокают, потому что по толщине мало отличаются от обыкновенной бумажной промокашки, подгузники( их всего 2 штуки в сутки)  тоже не выдерживают никакой критики. После ночи- хоть выжимай. И естественно, страдает кожа больного.
Вот и сегодня, 10 февраля 2014 года, опять привезли промокашки. Мне уже надоело бороться с сотрудниками соцслужбы и поставщиками. Прошу Вас разобраться и навести порядок в городе Братске в обеспечении лежачих инвалидов средствами реабилитации,  с теми самыми характеристиками и параметрами,  которые там, в ИПР, указаны. Сотрудники объясняют свою жадность тем, что у них, якобы, нет подгузников и пеленок,соответсвующих ИПР характеристик. Наглая ложь!  В любой аптеке Братска есть! И разница в цене не такая большая, чтобы покушаться на положенные заслуженным людям копейки.
Прошу:
1. Разобраться, почему в Братске поставщики средств реабилитации совместно с руководителями соцзащиты постоянно поставляют инвалидам ненадлежащие средства реабилитации. Виновных наказать.
2. Заставить сотрудников соцзащиты г.Братска и поставщиков средств реабилитации заменить моей маме, Пучковой Валентине Ивановне, доставленные сегодня, 10.02.2014г.,  180 пеленок и 180 подгузников ненадлежащего качества на пеленки и подгузники повышенной впитываемости, согласно ИПР.

С уважением, Юренас Л.Н. 665700.Иркутская обл., г.Братск,

Жидовская хуцпа на марше: Вопреки законам пропаганда гомосексуализма и педофилии среди детей

Оригинал взят у lidiya_nic в Жидовская хуцпа на марше: Вопреки законам пропаганда гомосексуализма и педофилии среди детей
Оригинал взят у vena45 в Жидовская хуцпа на марше: Вопреки законам пропаганда гомосексуализма и педофилии среди детей
Оригинал взят у anti_fascist1 в
Книги центра толерантности
отданы на экспертизу



Борьба активистов Родительского всероссийского сопротивления против распространения через центры толерантности книг «Детского проекта Людмилы Улицкой» , содержащих в себе пропаганду педофилии, инцеста и нетрадиционных сексуальных отношений, дала свои плоды. В результате акций протеста, сбора подписей, отправки писем и запросов власть предержащим, книги центра толерантности отданы на экспертизу.

Как пишет портал http://73online.ru, вокруг ульяновского Центра толерантности разгорается очередной скандал... Волна протестов по поводу его создания прокатилась по городу практически сразу. Люди на улицах собирали подписи, требуя закрыть появившийся центр. В адрес губернатора было направлено открытое письмо по этому поводу. Центр не закрыли. Более того, толерантный абсурд все больше стал набирать обороты.

Недавно в адрес регионального Центра толерантности пришла посылка. Не откуда-нибудь, а из Москвы. Некий Алексей Лапин прислал в Ульяновск книги цикла «Детский проект». Они были выпущены в крупном издательстве «Эксмо», куратором серии значится известная писательница Людмила Улицкая. Напомню, что тексты авторов плотно работающих с издательством «Эксмо» в последнее время активно популяризировались акцией «Тотальный диктант». Так, рассказ писательницы Дины Рубиной - постоянного автора «Эксмо» - стал текстом тотального диктанта в этом году. Именно его категорически отверг губернатор Морозов. Теперь «Эксмо» вместе с Людмилой Улицкой тотально взялись за детское сознание.
Collapse )

Солнечный Пришвин

Оригинал взят у pravdoiskatel77 в Солнечный Пришвин
Оригинал взят у tiina в Солнечный Пришвин


  Михаил Михайлович Пришвин родился 4 февраля 1873 года в Елецком уезде Орловской губернии (ныне Елецкий район Липецкая область), в фамильном имении Хрущёво - Лёвшино, которое в своё время было выкуплено дедом, преуспевшим елецким купцом Дмитрием Ивановичем Пришвиным. В семье было пятеро детей.  Collapse )