Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Похоронный бюджет России...

Оригинал взят уmomtomirв http://communitarian.ru/publikacii/rossiya/raskol_v_pravitelstve_-_belousov_i_klepach_priznali_defol

Судя по всему, в стройных рядах российской правящей тусовки,именуемой даже в среде своих апологетов "оффшорной аристократией", зреет раскол. Руководство МЭР  открестилось от похоронного и оккупационного по своей сути проекта бюджета, предложенного Минфином, и открыто заявило Путину о дефолте проводимой в стране политики "нефтяного бобика".

Насколько можно судить, в нелиберальной части российского правительства, хотя бы отчасти свободной от догм «либерального фундаментализма» Гайдара,ЧубайсаКудринаМауЯсина и прочихмладореформаторов, происходят тектонические сдвиги. Пока ещё рано говорить о том, что зреет почва для внутрикланового раскола и радикальной смены откровенно паразитической феодально-олигархической модели «экономики трубы». Однако день ото дня становится всё более очевидно, что в стройных рядах российских либералов, рассматривающих государство как действенный инструмент для безнаказанной расчистки экономического пространства и последующей финансово-экономической колонизации со стороны глобальных корпораций, возникают противоречия.
Судя по всему, среди российских бюрократов, рассматривающих государственную службу инструмент для безнаказанного незаконного обогащения, а саму Россию как трофейное пространство для распродажи оптом и в розницу, имеются те, кто не хочет идти на дно вместе со всеми остальными идеологами превращения России в сырьевую колонию и трофейное пространство для транснационального капитала.
Вполне возможно, что именно этим фактором обусловлена целая череда недавних крайне знаковых заявлений нового Министра экономического развития Андрея Белоусова и его заместителя Андрея Клепача. Именно они всё чаще уже не в завуалированной, а открытой форме дают понять, что реализовывавшаяся на протяжении последних 11 лет «вставания с колен» политика паразитического проедания нефтедолларов узким кругом приближенных к власти сырьевых олигархов и чиновников себя исчерпала окончательно и бесповоротно. 


АНДРЕЙ БЕЛОУСОВ ПРИЗНАЛ ЗАКАТ ЭПОХИ ПРОЕДАНИЯ НЕФТЕДОЛЛАРОВ
Сначала отметился глава МЭР Андрей Белоусов, которого по праву называют первым по-настоящему профессиональным экономистом на посту министра экономики за последние 10-15 лет. В отличие от своих ультралиберальных предшественников, выросших на  принципах «государственного невмешательства» и «рыночного фундаментализма», он способен рассматривать национальную экономику не с точки зрения бухгалтерского баланса, из которого требуется изъять все незапланированные сверхдоходы и законсервировать его нынешнюю структуру. А с точки зрения сложной динамично развивающейся структуры со свойственными ей внутренними производственно-технологическими, информационными и ресурсными связями.
В самом начале октября Андрей Белоусов открыто признал, что для исполнения данных президентом предвыборных обещаний, а также финансирования социальных расходов и силовых ведомств российская экономика должна расти темпами не менее 4-4,5%. Другими словами, Белоусов согласился с оценкой лучших российских макроэкономистов и учёных РАН, которые ещё в 2005г. пришли к выводу, что в условиях колоссальной имущественной дифференциации населения и тогдашних масштабах воровства для поддержания социально-политической стабильности российская экономика должна расти темпами в 5,5%.
Кроме того, Белоусов открыто признал, что Россия стоит на грани пропасти и без внесения кардинальных изменений в курс социально-экономической политики уже в ближайшие несколько лет Россия рискует свалиться в масштабный экономический и общественно-политический кризис. По словам главы МЭР, «два процентных пункта роста – это то, к чему мы сейчас сваливаемся в инерционном варианте, то, что нам дает экономическая конструкция, которая у нас сложилась до кризиса". 

Однако эта величина абсолютно не устраивает правительство. Расчеты показывают, что, двигаясь темпом 2% в год, мы просто не сможем сбалансировать наши социальные обязательства с нашими ресурсными возможностями. Это невозможно. Поэтому для нас стоит задача сейчас, по крайней мере, эту цифру удвоить и выйти как минимум на четыре процентных пункта роста».
Перефразируя слова главы МЭР с «птичьего» языка чиновника, который в силу занимаего положения вынужден придерживаться норм политкорректности, на язык простых граждан, это означает следующее. Во-первых, никаких качественных изменений в самой логике и сути проводимой в стране социально-экономической политики за последние 4 года не произошло. Масштабный обвал российской экономики осенью и зимой 2008-2009г., продемонстрировавший несостоятельность паразитической модели проедания нефтедолларов и архаично-феодальной «экономики трубы», не привёл ни к каким изменениям в приоритетах финансово-экономической политики.
Российские либералы, выступающие в качестве штурмовой пехоты глобального бизнеса в деле расчистки и дальнейшей финансово-экономической колонизации России, по-прежнему продолжают сводить всю макроэкономическую политику страны к изъятию денег из экономики и накоплению валютных резервов, урезанию государственных расходов и отказу даже от минимально необходимой поддержки и регулирования экономики.
Под руководством Шувалова, Дворковича, Силуанова и прочих идейных «гайдаровцев» Россия продолжает изымать под надуманным предлогом борьбы с инфляцией порядка 3-5% ВВП ежегодно и вывозить в виде резервов за рубеж, кредитуя стратегических конкурентов в США и ЕС под 1,5-2% и провоцируя острую нехватку денежного предложения внутри страны. Тогда как российские же компании и банки, неспособные занимать под 15-18% внутри России, вынуждены выходить на зарубежные рынки капитала и занимать там российские же ЗВР под 7-9%. В результате чего только в 2011г. Россия получила чистый инвестиционный убыток по уплате процентов, дивидендов, ренты и прочих доходов на капитал в размере 50 млрд. долл.
Во-вторых, Белоусов открыто признаёт тот факт, что модель «экономики трубы», в рамках которой уже сегодня, даже несмотря на стабильно высокие цены на нефть, свыше 60% населения с доходами менее 17 тыс. рублей находятся в категории бедных и нищих слоёв населения, себя исчерпала. И без радикального отказа от навязанной России ещё в 1990-е годы «Вашингтонскими советниками» теории «рыночного фундаментализма» и перехода к реализации суверенной научно обоснованной макроэкономической политики Россия рискует сначала войти в депрессию, вслед за которой в условиях колоссальной имущественной поляризации населения, коррупции и произвола монополий неизменно последует глубокий социальный и общественно-политический кризис.
Другое дело, что ситуация с возвратом к и без того крайне скромным 4-4,5% роста экономики без кардинального изменения самой структуры экономического роста в лучшем случае позволит оттянуть процесс сваливания России в системный кризис на 2-3 года. Надо напомнить, что на протяжении всех «тучных нулевых», вошедших в историю как период «вставания с колен» и «консервированного роста», наблюдался стремительный рост и расцвет исключительно тех секторов экономики, которые были связаны с извлечением природно-сырьевой ренты и спекулятивным прокручиванием поступающих в страну нефтедолларов и легализацией преступных доходов.
Не стоит удивляться тому, что за последние годы произошла качественная деградация структуры российской экономики и примитивизация факторов её роста – на 85% прирост российской экономики был обусловлен расцветом спекулятивных секторов и «проеданием» нефтедолларов.
За период 2002-2011г. прирост ВВП по официальным данным Росстата составил 51,6%, тогда как объём добавленной стоимости в финансовом секторе (если о таковом вообще уместно говорить в случае с финансовыми спекуляциями) вырос в 3,7 раз, в оптово-розничной торговле - в 2 раза, а в спекулятивных операциях с недвижимость и строительном секторе – в 1,69 и 1,77 раз соответственно. Одновременно с этим в обрабатывающих производствах прирост добавленной стоимости едва дотянул до 34,5%, в сельском хозяйстве -  16,8%, а в системе естественных монополий – менее 10,3%. Тогда как размер добавленной стоимости в рыболовстве сжался на 6,1%, в образовании - на 0,7%, а в предоставлении коммунальных и социальных услуг накопленный спад превысил 1,1%.
В силу занимаемой позиции в вертикали власти Белоусов не стал озвучивать вслух цену президентским обещаниям по удвоению ВВП и говорить о том, какой ценой и за счёт какой примитивизации производства удалось продемонстрировать весь рост российской деиндустриализированной «экономики трубы» в период 2002-2011гг. По сути дела, то что в научном сообществе именуется структурной деградацией экономики, разрушением научно-технического потенциала, качественной примитивизацией производства и превращением в «сырьевую колонию» преподносилось российскими властями и контролируемыми ими СМИ в качестве «вставания с колен», выхода из упадка 90-х и бурного развития отечественной экономики.
Точно также как Белоусов не стал озвучивать вслух во время встречи с президентом Путиным истинную причину столь масштабного обвала производственной активности в последние 1,5-2 года на фоне стабильно высоких и даже растущих цен на нефть. Как член кабинета министров и «человек системы» Андрей Белоусов вынужден играть по правилам и не может сказать вслух президенту, что масштабы коррупции, произвол монополий и беспредел чиновников достигли столь катастрофических масштабов, что просто несовместимы с нормально жизнью страны и как минимум 70% населения. 
На форуме «Россия зовёт!» глава МЭР признал, что по мере сползания мировой экономики в рецессию и развития энергосберегающих технологий потребление нефти в мире будет сокращаться. В купе с исчерпанием сравнительно легко извлекаемых запасов углеводородного сырья на территории России и неспособности запасов на Арктическом шельфе и в Восточной Сибири компенсировать выбытие старых месторождений этообернётся масштабным сокращением нефтедолларовых доходов и исчерпанием паразитической модели «экономики трубы».
По оценке Белоусова, если до кризиса темпы роста производства энергетических товаров в физическом выражении составлял 6-7% в год, и это давало России примерно 2,5% годового роста ВВП, то в перспективе этот фактор превращается в ноль. Более того, "в лучшем случае в ноль. Он может стать и отрицательным. То есть, из драйвера роста энергетический сектор может превратиться в тормоз".
По сути дела, Белоусов озвучил вслух то, о чём уже многие годы говорят лучшие российские макроэкономисты: модель паразитического проедания природной ренты и хищнической эксплуатации научно-технического и производственного потенциала, доставшегося в наследство от СССР, себя исчерпала. Объёмы выпуска наукоёмкой продукции в 3-10 раз ниже, чем 20 лет назад, объём капитальных вложений в высокотехнологичные производства находится на отметке середины 1960 годов (35% от 1990г.), а износ базовой технологической инфраструктуры зашкаливает за 80-85%.

АНДРЕЙ КЛЕПАЧ ОТКРЫТО ПРИЗНАЛ ИСЧЕРПАНИЕ ПАРАЗИТИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ «ЭКОНОМИКИ ТРУБЫ»
Буквально на днях, 5 октября, в интервью агентству «Прайм» замминистра экономики Андрей Клепач, известный своим давним противостоянием с Минфином по вопросу изъятия из российской экономики «нефтяной подушки» и поддержания инвестиционного голода в промышленности, сделал очередное знаковое заявление. По сути дела, замминистра МЭР, получивший гораздо больший простор для действий и публичных заявлений после ухода из министерства откровенно ультралиберальной Эльвиры Набиуллиной, во всеуслышание признал пагубность проводимой в стране макроэкономической политики, которая консервирует сырьевую направленность экономики и провоцирует дальнейшую архаизацию производства.
Заявление оказалось настолько искренним, что имеет смысл привести его полностью: "К сожалению, мы много говорим об инфляции, о долге, бюджетном дефиците, но за этим теряется способность действительно обеспечивать развитие реального сектора, обеспечивать изменения в жизни людей, реализовывать серьезные проекты. У нас, как говорил Михаил Ефимович Фрадков, не Минфин при правительстве, а правительство при Минфине, и к сожалению это остается чертой нашей политики сейчас. У нас финансовые вопросы, приоритет бюджетной системы имеют подавляющее господство над другими решениями, только в точечных сферах удается принимать решения».
Другими словами, Андрей Клепач открыто признал то, о чём на протяжении более 15-20 лет неустанно с цифрами в руках говорят лучшие отечественные макроэкономисты. Прежде всего, замминистра чётко указал на коренную неправильность расстановки акцентов и приоритетов финансово-экономического блока Кремля и правительства. Стоящие у руля российской экономикой «гайдаровцы» продолжают реализовывать разрушительную социально-экономическую политику «Вашингтонского консенсуса», предполагающую сдачу финансово-экономического, научно-технического, производственного и, в конечном итоге, политического суверенитета страны.
Вместо того, чтобы заниматься возрождением разрушенной отечественной обрабатывающей промышленности и модернизировать изношенную на 80-85% базовую технологическую инфраструктуру, российские монетаристы в лучших традициях «либерального погрома» 90-х годов прошлого века продолжают сводить всю макроэкономическую политику к накоплению резервов и изъятию нефтедолларов под разговоры о формировании «подушки безопасности» и «борьбе с инфляцией». Финансовый фетишизм российского Минфина, превратившегося наряду с Банком России в основной инструмент  внешнего управления отечественной экономикой со стороны глобального бизнеса и финансовой олигархии Уолл-Стрит, на корню уничтожает все попытки построения инновационной экономики и отраслевой диверсификации промышленности.
Клепач совершенно открыто признаёт, что в России сложилась парадоксальная ситуация, при которой «не Минфин при правительстве, а правительство при Минфине». Говоря простым языком, это означает, чтопрезидент и глава правительства в предвыборном угаре могут заявлять что угодно и раздавать какие угодно обещания относительно модернизации экономики и сокращения чудовищной имущественной пропасти. Однако ключевые решения в области разработки и реализации приоритетов социально-экономической политики и общий вектор движения будут определяться Минфином.
До тех пор, пока процесс принятия решений будет находиться под контролем либеральных сектантов с «бухгалтерским» складом ума, которые на полном серьёзе в качестве основного приоритета деятельности государства считают спасение американской экономики и долларовой пирамиды долгов (заявление Дворковича), то можно не удивляться тому, что в России сложилась типичная двухсекторная экономика.
В которой захлёбывающиеся от притока нефтедолларов добывающие отрасли и прокручивающие их финансовые спекулянты и торговцы соседствуют с загнивающими отраслями обрабатывающей промышленности, ориентирующимися на внутренний крайне ограниченный платёжеспособный спрос. Единственной отличительной чертой российской «экономики трубы», поражённой «голландской моделью», от классической схемы является наличие не менее мощного по размерам третьего паразитического сектора – масштабного рынка коррупции и распила бюджетных средств, в котором оседает от 35 до 60% всех бюджетных расходов.

БЮДЖЕТ НА 2013-2015 ГОДЫ ПРИЗНАН РЕАКЦИОННЫМ И ПОХОРОННЫМ ДАЖЕ МИНИСТЕРСТВОМ ЭКОНОМИКИ

История девочки Нины Жуковой, которая осталась в блокадном Ленинграде совершенно одна и выжила... (ф

История девочки Нины Жуковой, которая осталась в блокадном Ленинграде совершенно одна и выжила...
13:47 24.01.2019

Нина и портфельчик

Фото: Елена Лукьянова / "Новая в Петербурге"

Вера Челищева

А как бы вы повели себя, если бы вам было 11 лет и вы остались совершенно одни в блокадном Ленинграде? Собственно, вариантов немного. Можно остаться в квартире и тихо умирать от слабости, голода и дикого, животного страха. А можно как Нина Жукова - взять свой школьный портфельчик, сложить туда вещи и документы и идти в обезумевшем от катастрофы городе искать помощи у взрослых. Кто-то из них подскажет Нине адрес детского дома, чем спасет ей жизнь.

Судьба всех членов семьи Нины Жуковой в блокаду сложилась поистине драматично. Маму Нины в первые месяцы войны арестовали по политической 58-й статье, папу забрали на фронт, а саму девочку родная тетка оставила умирать, эвакуировавшись без нее. Казалось бы, шансов у 11-летнего ребенка, который остался совершенно один в блокадном городе, не было никаких...

В 43-м освободят ее мать, в 45-м живым вернется с фронта отец. Они отыщут Нину в Свердловской области, куда эвакуировался ее детдом. При ней будет все тот же школьный портфельчик, который она никогда за эти годы не выпускала из рук... Семья воссоединится. И кто знает - может быть, именно эти обстоятельства - тюрьма, фронт, предательство родных, детдом - позволили каждому из них избежать голодной смерти в Ленинграде.

Сегодня Нине - 89. Точнее уже не Нине, а Нине Ивановне Казариной (по мужу). В 75-ю годовщину прорыва блокады мы сидим на ее кухне в Санкт-Петербурге. Она заваривает чай, аккуратно раскладывает в вазе печенье и, словно отличница, стараясь ничего не упустить, по деталям вспоминает события, происходившие в ее жизни почти 80 лет назад.

"Семья моя была очень простая, бедная, можно сказать. Папа Иван Никанорович Жуков приехал в город из деревни в Костромской области. Работал в Ленинграде на заводе им. Жданова сначала клепальщиком (делал заклепки для кораблей), потом кладовщиком. Я уже была в сознательном возрасте, когда папу на три месяца выгнали с работы. Сейчас это называют корпоративы, а тогда это была обычная пьянка на работе по случаю какого-то праздника.

Папа вместе с директором завода спел "Боже, царя храни". Все были членами партии. Конечно, директора сразу взяли.

Папу только выгнали с завода и из партии. А директор пропал. О его судьбе после ареста мы так ничего и не узнали…

Хорошо помню, как мы с мамой ездили в ясли, брали там грязное белье, везли его на санках в прачечную, мама его стирала, гладила, и на саночках мы отвозили чистое белье обратно. Так мама подрабатывала, когда папу уволили.

Маму звали Александра Ивановна. Папа всегда очень трепетно к ней относился. Никогда не спорил. Вообще. До войны мама практически не работала, воспитывала меня, водила в кино, гулять в парк. У нее был легкий характер. Любому человеку она могла отдать последнее. Часто приглашала кого-то из знакомых и дальних родных жить в нашу тесную комнату в коммуналке, что-то вечно делала для людей. А некоторые из этих людей потом ее предали…

Война

В мае 41-го я закончила четвертый класс школы № 13 по Ушаковской улице (теперь это улица Зои Космодемьянской) и была счастлива: лето впереди. Папа, как обычно, собирался отправить нас с мамой в деревню в Костромскую область, где жили его мама и сестра. Но 22 июня началась война.

Когда объявили по радио, что немцы напали на Советский Союз, у всех (кроме военных) было убеждение, что война - это ненадолго, мы победим в течение 2–3 месяцев. Вот и мама так считала. И она решила отправиться на лето не в Костромскую область, а в Новгородскую, в деревню к своей двоюродной сестре. А папа знал, что к Новгородской области уже вовсю подступали немцы. Маме он сказал: "Шура, ты пойми, идет война…" На что мама ответила: "Это не война, а хреновина одна". Мало того, она уговорила еще одну свою сестру с тремя детьми поехать вместе с нами. Папа так и не смог ее отговорить. Он остался в Ленинграде, пока продолжал работать на заводе Жданова, так как был белобилетник: у него одна рука короче другой была - в детстве упал и сломал плечо.

Когда мы вышли из вагона на станции Дно в Новгородской области, то увидели идущие из деревень в город обозы - жители эвакуировались. Но маму это не остановило - мы все равно потащились в деревню Лужки. Родных там не застали, они уже уехали. Пошли в ближайшую деревню, где жила другая мамина родственница. Но она тоже эвакуировалась. И вот две взрослых женщины - мама и ее сестра - с четырьмя детьми поселились в доме в одной из опустевших деревень.

В начале августа 1941 года в Новгородскую область пришли немцы. Слава богу, они в нашей деревне не останавливались, мы только видели немецких мотоциклистов, проезжавших мимо деревни целыми отрядами. Оставшиеся в деревне мужчины и женщины выкопали траншеи. И, заслышав стрекот мотоциклов, мы все бежали прятаться в эти окопы, сквозь деревья наблюдая за проезжающими немцами.

К тому моменту наше положение было удручающее: есть нечего, одежды нет, магазинов кругом - тоже, жителей единицы. Мама наконец осознала: надо уезжать. Ей кто-то сказал, что в соседнюю деревню как раз из города приехал мужчина за своей семьей, но те эвакуироваться не хотели. Мама нашла этого мужчину, и он согласился нас взять с собой, провести через фронт. Никакой машины у него не было. Шли пешком двое суток. Лесом. Мамина сестра никуда тронуться с тремя детьми не решилась - ее младшему ребенку было 1,5 года. Они остались на всю войну в деревне. Как выжили, ума не приложу. Но выжили.

Когда через двое суток мы вышли из леса к реке Шелонь, то в этот момент я, собственно, и увидела войну. Тут была линия фронта: стреляли, бомбили… Солдаты согласились перевезти нас на грузовике на другой берег. Мы легли в кузов, нас накрыли брезентом и сказали ни в коем случае не поднимать голову, и повезли. Шел очень тяжелый обстрел… Чудом мы остались живы.

На узловой станции Окуловка, куда мы вечером добрались, тоже шел сильный обстрел. Военные грузили раненых в вагоны. Мы спустились в подвал в каком-то доме. И я так крепко заснула, что ничего не слышала. А мама утром сказала, что всю ночь бомбили станцию. И когда мы утром вышли из подвала, то увидели, что ближайшие к станции деревянные дома сложены, как карточные домики. А санитарные поезда шли один за другим. Мама и тот мужчина договорилась, чтобы нас на одном из поездов взяли в город. Это были теплушки, телячьи вагоны с нарами, на них лежали раненые. Дверь в теплушках все время была открыта настежь на случай, чтобы можно было спрыгнуть, если что.

Помню, я стояла у дверей теплушки и по-детски, как умела, молилась - чтобы мы только доехали... Бомбили сильно.

Машинист то останавливал поезд, то срывался с места, и все в теплушке падали. Маневрировал, как мог. Слава богу, доехали до Ленинграда.

Это уже было начало сентября. Вернулись в нашу коммуналку на Оборонной улице. Вечером с завода пришел папа, мы ему рассказали все. Маму он не ругал.

Блокада

С 7 на 8 сентября я впервые услышала вой падающей бомбы. Она упала в нескольких кварталах от нашего дома, разрушив дом на Турбинной улице. Помню, мы ходили смотреть на то, что осталось от дома. Это оказалось началом длительных бомбежек, к которым мы постепенно привыкли и уже жили с этим, как с неизбежной болью и страхом. Началась блокада.

Во время ночных бомбардировок нас поднимали и вели в соседний дом в бомбоубежище. Там мы ждали отбоя. Были слышны зенитки, звук падающей бомбы, вой сирены, тревога, метроном...

Папа находился на заводе на казарменном положении. Когда в городе наступили страшные времена - повсюду лежали покойники, - папа и другие работники завода по ночам на грузовой машине ездили по городу, собирали трупы. За это им давали по сто грамм спирта и немного хлеба.

Большой ущерб, конечно, нанес пожар на Бадаевских складах - сгорел весь запас города. Люди собирали на земле горелый сахарный песок.

В какой-то момент американцы по воде доставили в город консервы и кокосовое масло. Их выдавали по карточкам. А потом есть уже было нечего. Паек продуктов с каждым днем сокращался. Слова "дистрофия", "цинга", "дуранда", "шроты", "суп из ремня" (кожи), из клея - это все слова из блокады. Крапива и лебеда были наши фрукты и овощи. Из лебеды делали лепешки, из крапивы варили щи.

Когда я шла за хлебом, то в магазине старалась успеть схватить свою пайку с весов.

Часто мужчина-дистрофик, стоя перед прилавком, успевал перехватить пайку раньше и засовывал ее себе в рот. Так он каждый день "дежурил" в булочной. Люди его, конечно, били.

Но понимали: это не он, это был голод.

Одна наша знакомая работала буфетчицей. Она торговала хлебом: 500 руб. кусок. Моя тетя купила один раз. Хлеб оказался из опилок.

А моя свекровь мне рассказывала, что она во время блокады была понятой при аресте семьи кладбищенского сторожа в Рыбацком. Он торговал мясом с кладбища. На вырученные деньги покупал хлеб, растительное масло и т. д. Арестовали всю его семью.

А мой муж впоследствии никогда не ел куру - она напоминала ему выщипанную кошку.

Еще в городе пропадали дети. Их убивали и ели.

Арест мамы

В нашей коммуналке жила соседка тетя Катя. И пока ее муж - морской офицер - был на фронте, у нее завелся приятель - наш участковый.

Однажды между тетей Катей и мамой произошла кухонная склока из-за какой-то бытовой ерунды. В порыве мама сказала: "Когда Вася твой придет с фронта, я ему расскажу, что у тебя любовник есть". Тем самым мама подписала себе приговор.

Где-то в конце сентября 1941 года приехали два мужика в черных костюмах на черной машине. Сказали маме: "Надо поехать кое-что подписать". И мама под руку с папой оделась и поехала в Большой дом, здание ОГПУ-НКВД на Литейном. Больше я ее не видела.

Ей вменили 58-ю статью "Антисоветская агитация и пропаганда".

Это был донос, подписанный не только тетей Катей, но и еще пятью соседями. С их слов, якобы мама хвалила немцев, говорила, какие они хорошие.

А она просто рассказывала коммуналке, что немцы нас в Новгородской области не тронули, что было правдой. Донос подписали даже те, кому мама помогала.

Слушало дело особое совещание при НКВД. Резолюция прокурора гласила: заключить в исправительно-трудовой лагерь на три года. Маму вывезли в Томск в тюрьму № 3. Думаю, это в каком-то смысле спасло ей жизнь. Оставшись в блокадном Ленинграде, она могла и не выжить.

Детдом

Когда маму арестовали, меня взяла к себе ее старшая сестра, моя тетя - Пелагея Ивановна Катешина. Она была бездетная, муж был на фронте, потом он погиб. С ней, с бабушкой и с еще одной теткой мы жили на улице Калинина, в старом деревянном доме. Папа продолжал находиться на заводе на казарменном положении, часто меня навещал. В какой-то момент за свой хлебный паек он купил нам буржуйку. И мелкими поленьями, ветками и бумагой мы топили ее.

Помню, когда папа пришел навестить меня последний раз. Я услышала разговор своих теток на кухне: "Ну, Жук не жилец". Жуком они звали папу по его фамилии Жуков. У него началась дистрофия и цинга. Но неожиданно его призвали в армию. Война была в разгаре - фронту уже нужны были все. В армии его сразу определили в госпиталь. И это, наверное, тоже спасло ему жизнь. Там и питание чуточку получше было, а самое главное - его там лечили.

Я оставалось с тетками и бабушкой. Паек продуктов сократился до минимума (работающие получали 250 г хлеба, неработающие - 125 г). Сначала от голода умерла бабушка. Последние недели она не вставала с кровати.

А потом у нее украли карточки. Стыдно говорить: украла их ее дочь, одна из моих теток. У этой женщины было двое детей, и она решила, что так как бабушке скоро конец, то карточки ей и не нужны уже. Бабушка молча скончалась.

Это был май 42-го. Моя другая тетка - добрая, Пелагея Ивановна, которая обо мне заботилась, - достала где-то тележку и увезла бабушку на Волковское кладбище. Просто оставила там. Хоронить не было ни сил, ни денег. Пелагея начала сдавать, уже еле ходила, у меня также началась дистрофия. Тетя поила меня раствором марганцовки. Но вскоре она попала в больницу, превратившись в абсолютного дистрофика.

А та тетка, которая украла у бабушки карточки, эвакуировалась из Ленинграда вместе со своими детьми. Меня она с собой не пригласила. И я осталась абсолютно одна. Первое время как-то прокантовалась: в школе завтраки давали, но потом сообразила, что надо идти в детдом, иначе умру. Сначала пошла в военкомат, взяла справку, что папа в армии, потом в ЗАГС - за копией свидетельства о рождении. И кто-то дал мне направление в детдом.

Детский приемник был на Красной улице, где здание Сената и Синода, там сейчас Конституционный суд. В приемнике мои косички сразу отстригли под машинку. Помню, через дорогу от детприемника, на Неве стоял крейсер, моряки выгружали из него кочаны капусты. И мы, конечно, стали выпрашивать у моряков эту капусту, они нам давали, и мы хрустели. Эта еда была на вес золота.

Через три дня меня и других детей забрали из спецприемника в детский дом № 18 на улице Демидова. Домик неказистый, очень старый, но на нем была бесподобной красоты литая решетка с лестницей во дворе. Я ее запомнила на всю жизнь.

Первые две ночи в детдоме я плакала, накрыв голову подушкой. Сравнивала себя с героем "Мальчика из Уржума", который тоже попал в детский дом. Очень переживала. Потом, конечно, прижилась. За время моего пребывания в детдоме ни один человек из персонала, воспитателей, директора - ни один! - никогда нас, детей, ничем не обидел. Все по-человечески относились. Очень боялись за нас и никуда из детдома не выпускали. Разрешалось гулять только во дворе.

Но я умудрялась сбегать - навещала тетю в больнице. Убегала по пути из детдома в школу. Школа была напротив Александровского сада, такая красивая, со львами. Нас, детдомовцев, туда водили преподаватели. Мы шли за ручку друг с другом, а взрослые сопровождали. И вот, доходя до угла школы, я незаметно убегала. Шептала Витьке Горшкову (мы с ним самые старшие были): "Не сдавай меня. Потом уроки принесешь, будем вместе делать".

А тетя в больнице умирала. Ее ноги уже не действовали. Ее кормили, конечно, но дозы были те же, что по карточкам, - мизерные. В один из последних моих приходов она сказала: "Ниночка, в квартире в сундуке лежат 2 тысячи (по тем временам огромная сумма). Ты их возьми, купи мне молока и хлеба на рынке". Ключи у меня были. В один из дней я сбежала из детдома. Когда зашла во двор нашего дома, то встретила заведующую жилконторы. "Ниночка, ты знаешь, что твоя тетя умерла?" - спросила она. В жилконторе раньше узнали. Я заревела...

Деньги из сундука я все же взяла. В детдоме они все время были со мной, я их клала в портфельчик и ходила с ними в школу. Но однажды они пропали. Я пошла к директрисе Клавдии Ивановне Зарембо, все ей рассказала. У нее глаза на лоб полезли: "Что?! А я ждала, кто из взрослых придет и скажет о пропаже 2 тысяч рублей". Оказалось, что уборщица нашла эти деньги спрятанными в мужском туалете и принесла директору. Кто-то из мальчишек из моего портфеля украл. А ведь уборщица могла просто взять деньги себе и никому не сказать… Директриса положила деньги на мою книжку. Впоследствии после детдома и эвакуации я купила на них себе туфли. Ходить ведь не в чем было совсем.

Как кормили в детдоме? На завтрак давали кашу, овсяную или ячневую, одну-две столовых ложки, стакан подслащенного чая и кусочек хлеба. На обед - суповую баланду без мяса и кашу. Но от голода никто не умер. Одна девочка умерла от менингита и вторая - еще от какой-то болезни. Всего нас было человек 60 детей.

До сих пор без слез не могу вспоминать, как мы справляли новый 1943 год. Шефство над детским домом несли моряки-подводники. Они приволокли нам шикарную елку, украсили ее, вечером провели нам свет. Еще они принесли нам подарки. От своего стола. Им, как подводникам, неплохой паек давали. В подарке у каждого ребенка было по белому пряничку, шоколадке и несколько сушек. Подводники устроили нам хороший концерт. То есть сделали настоящий праздник, какой должен быть у детей.

В детдоме был мальчик 7 лет, Коля. Самый маленький из нас. Его обижали другие мальчишки, и воспитатели положили его к нам, девчонкам, в спальню. Мы с ним тоже ругались. Потому что он просыпался часов в 6 утра и начинал петь: "Три танкиста, три веселых друга…" И вот этот Коля сразу съел подарок от подводников, хотя воспитатели предупреждали: "Не ешьте все сразу, подождите до ужина". А он, ребенок, не удержался и съел на голодный желудок. А на ужин в тот день был манный пудинг. Высший пилотаж!

И вот этот Коля сидел с нами за столом, ложкой откалывал пудинг, клал в рот и пропихивал кусок пальцем дальше, чтобы можно было проглотить. Никогда не забуду эту картину.

У нас у всех организм-то истощенный был. Коля боялся оставить пудинг нетронутым... Дня два Коля лежал в медицинской части - его промывали и прочищали.

Так мы встретили 1943 год.

В середине января блокада была прорвана, но положение в городе продолжало оставаться тяжелым. Детские дома из города все равно эвакуировали. И вот настала очередь нашего детского дома.

Время года было теплое. Нас везли на судне через Ладогу. Мы, дети, были набиты в трюме. Жарко, душно, тесно… Через несколько часов нас высадили на берег на какой-то железнодорожной станции под Ленинградом. Там, по сути, по воде были проложены рельсы. Мы несколько дней ночевали в солдатских палатках рядом со станцией. Когда прибыл поезд, нас туда погрузили, и 16 суток мы ехали до места назначения - станции Шаля Свердловской области. Там было большущее село Сылва, куда ссылали раскулаченных. Рады они нам, голодным ртам, не были. Почему-то называли нас жидами.

Поселили нас в старом здании школы.

Тамошняя директриса детдома - ужасная рыжая баба с бородавкой на носу - нас ненавидела. Впоследствии я узнала, что она утопила в проруби то ли любовницу своего мужа, то ли какую-то тетку, с которой что-то не поделила.

В детдоме плохо кормили. Давали какую-то размазню. А мы же из голода приехали. Помню, директриса с бородавкой возмущалась: "Что это такое: я две ложки съем - мне хватает, а им все мало?!"

И тогда мы, дети, бросились во все тяжкие: стали убегать из детдома, обменивать свои вещи на еду. Я "проела" куртку, ботинки, еще какие-то вещи - обменивала их на вареную картошку. Ходила по рынку с портфелем, мне ее продавцы туда сыпали. И ночью тихонько под одеялом ела. Ну, невозможно было делиться. Это была борьба за выживание. Так хотелось есть…

В какой-то момент все дети покрылись коростой. Ноги, тело - все чесалось, болело. Говорили, что это авитаминоз.

Как раз в этот момент в детдом с фронта вернулась медсестра со своим грудным ребеночком. Один ведь способ был уйти с фронта - забеременеть. И эта женщина взялась нас лечить. Она поехала в Свердловск, поговорила там со знакомым профессором и привезла в детдом две большие бутыли с жидкостями, которыми стала нас мазать. И в итоге вылечила.

В бухгалтерии в детдоме работала одна женщина. Я ей очень нравилась. Она сказала, что я похожа на ее младшую сестру, которая умерла. И она со своей матерью попросили директора отпускать меня к ним домой на выходные. Я как в царство попала. Они топили баню, мазали меня дегтем от всех болячек, отмывали, парили, поили парным молоком, кормили… Я спала в чистой постели. Рай.

Дважды меня отпускали к ним. А на третий раз директриса сказала: "Хватит". По селу поползли слухи, что в детдоме плохо кормят и не ухаживают за детьми. Не фиг, мол, имидж детдома портить.

Запомнился такой случай. Детдомовцев заставляли в лесу собирать спиленные жерди, чтобы ими загораживать участок картошки. Мне было очень тяжело, жерди же длинные, их надо еще из леса вытащить. Я плакала. А норма на ребенка была 9–10 жердей в день. Я написала папе письмо на фронт, жаловалась. И он сообщил в райком партии. Куда-то вызвали нашу директрису… После этого я стала изгоем. "Папа на фронте, а она ему пишет, у него из-за ее писем падает настроение, он не может воевать. Что это за пионерка?" - говорила про меня директриса.

Слава богу, вскоре за мной приехала мама. Через 1,5 года ее освободили из томской тюрьмы. Выписка из протокола УНКВД Новосибирска гласила, что ей постановили зачесть в наказание срок предварительного заключения и "из-под стражи освободить".

Она ведь неграмотная была - ни читать, ни писать не умела. Думаю, в НКВД поняли: ну какой из нее "агитатор"?!

Когда ее выпустили, она по озлобленности разорвала все документы, которые ей дали по выходу из тюрьмы, включая паспорт. И она вынуждена была из Томска идти до Ленинграда, по сути, пешком, добираясь, на чем бог послал. Шла около года через всю Россию... Дошла до Костромской области, где жили родственники папы. Как потом моя тетка - баба Маня - вспоминала, мама пришла опухшая, вшивая, обезумевшая… Ей помогли написать письмо Ворошилову о том, что она потеряла документы. И представьте, с фронта от него пришел ответ. Он распорядился, чтобы ей восстановили документы. И, получив их, она поехала искать меня.

И вот когда она появилась на пороге детдома, я испугалась. Даже поцеловать ее не смогла. Она была постаревшая, опухшая, производила впечатление не совсем нормальной... Видимо, тюрьма и годовое хождение по стране так сказались. Детдом меня даже не хотел ей отдавать. Но по закону все-таки вынуждены были.

Было лето. Мы с ней пошли на станцию. Сидим на лавочке, ждем поезда. А мне ничего с собой поесть в детдоме не дали, у мамы тоже ничего нет. А есть хочется. И тут на станции появляется работавший в детдоме однорукий сторож дядя Вася. Пусть ему земля пухом будет. Он подошел ко мне и спросил:

"Ну что, кушать хочешь?" Я ответила: "Да". И этот дядя Вася снимает с себя майку и идет на базар у вокзала, меняет ее на молоко. Казалось бы, я для него абсолютно чужой ребенок, а он подходит и протягивает мне это молоко… Святой.

После окончания войны наша семья воссоединилась. Папа демобилизовался, маму реабилитировали, а я пошла в школу. Отчетливо помню, как одна из женщин, подписавшая донос на маму, к нам потом спокойно в гости ходила. Поддерживала мама отношения и с теткой, которая украла карточки у моей бабушки и оставила меня одну в блокаду. Мама никогда не помнила зла. А для меня это было дико.

Источник - Новая газета
https://centrasia.org/news2.php?st=1548326820

Крестьянский дневник 1801-1953 гг.

Оригинал взят у ilya_shpankov в Крестьянский дневник 1801-1953 гг.
Оригинал взят у historian30h в Крестьянский дневник 1801-1953 гг.
зачачье.jpg
Современный вид села Зачачье.


Уникальный документ, показывающий жизнь крестьянской семьи из села Зачачье Холмогорского уезда Архангельской губернии на протяжении полутора столетий, на которые выпали и голод, и войны, и революции, и коллективизация. Дневник вели несколько поколений семьи, последний автор, – Николай Иванович Заборский (1887 – 1953 гг.), - умер почти одновременно со Сталиным. Публикую наиболее интересные отрывки с моими комментариями.Collapse )

Мы едим дрова и аммиачный клейстер

Оригинал взят у selenadia в Мы едим дрова и аммиачный клейстер
Оригинал взят у selenadia в Мы едим дрова и аммиачный клейстер
Оригинал взят у marena99 в Мы едим дрова и аммиачный клейстер
Вся пищевая индустрия работает над тем, чтобы не дать нам возможность контролировать то, что мы едим.
Чтобы наивные фиалки жрали и получали от этого глубокое моральное удовлетворение.
A их боссы, может, по пьяни накупили по дешевке какого-нибудь г@вна на прошлой неделе, и теперь их задача - скормить это потребителю, обойдя походу мерзкое требование указывать на продуктах инградиенты, из которых они были изготовлены.
Начнем с первого "секретного ингридиента".
Газеты - офигенная вещь. А еще офигеннее - их отсутствие, когда все можно читать на компьютере, на планшете, на телефоне или вообще на продвинутой кофеварке. Ни для кого не секрет, что интернет обвалил всю газетную индустрию. Прихватив сопутствующую - производство бумаги. В которую были вложены огромные деньги и в которой задействована куча людей.
- Но какое это имеет отношение к жратве?
- Сейчас расскажу.
Куда девается вся целлюлоза, производимая в немерянных количествах? Объясняю - ее скармливают нам. Бубликом не подавились еще?
Collapse )

Об итогах переговоров по присоединению России к ВТО/

Оригинал взят у nikolino в Об итогах переговоров по присоединению России к ВТО/
Оригинал взят у xakudu в Об итогах переговоров по присоединению России к ВТО- Торгово-промышленная
Сохраню себе заметочку на память. 

Оригинал взят у sdelanounas_ru в Об итогах переговоров по присоединению России к ВТО- Торгово-промышленная

Об итогах переговоров по присоединению России к ВТО


Вопреки сообщениям некоторых экспертов, Россия не приняла обязательств о выравнивании внутренних и мировых цен на энергоносители, о доступе иностранных компаний к природным ресурсам, об отказе от регулирования импорта или экспорта,  о прекращении деятельности компаний с государственным участием, о разрешении ввоза продовольственных товаров или медикаментов, употребление которых может нести ущерб здоровью, и пр. Информация такого рода должна классифицироваться исключительно как сплетня.Collapse ) 
В связи с тем, что после начала функционирования Таможенного союза часть полномочий по регулированию торговли перешла на наднациональный уровень, Россия принимает на себя обязательства об обеспечении выполнения требований ВТО и на уровне Таможенного союза. Реализация таких обязательств будет возможна благодаря подписанию Договора о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы, в соответствии с которым обязательства принимаемые государством-членом ТС при присоединении к ВТО становятся частью правовой системы Таможенного союза.
     
О результатах переговоров по доступу на рынок товаров
Проект Перечня уступок и обязательств России по товарам (далее – Перечень) представляет собой консолидацию результатов двусторонних (с 57 членами ВТО) и многосторонних переговоров по доступу на рынок товаров, которые проходили в период с 1998 по 2007 гг.

1. Импортные пошлины

Перечень обязательств по доступу на рынок товаров  охватывает 11 567 тарифных линий. Увеличение количества тарифных линий по сравнению с Единым таможенным тарифом таможенного союза (ЕТТ) по состоянию на июнь 2011 г. (11 237) объясняется детализацией ряда подсубпозиций. Такая детализация была необходима, поскольку ряд 10-значных кодов номенклатуры ГС 2007 аккумулировал несколько кодов номенклатуры ГС 1996, а выбор  результирующей ставки по таким кодам необходимо было бы осуществлять по принципу «наиболее либеральной ставки». Детализация позволила сузить сферу применения минимальных ставок до тех товаров, в отношении которых они были согласованы. В ряде случаев осуществить подобную  детализацию не представилось возможным.
По каждой тарифной линии Перечня фиксируются уровни связывания (предельные уровни ставок) - начальный и конечный (в случае его отличия от начального) и переходный период, в течение которого осуществляется снижение предельной ставки.
По более чем  90% адвалорных пошлин и адвалорных частей комбинированных пошлин с даты присоединения России к ВТО ставки могут быть установлены на уровне выше или равном уровню ставок действующего Единого таможенного тарифа Таможенного союза (ЕТТ).
По истечении всех переходных периодов около 50% предельных адвалорных пошлин  и адвалорных частей комбинированных пошлин останется на уровне не ниже действующего ЕТТ.
Основные параметры договоренностей по ставкам импортных пошлин в сравнении с действующим тарифом приведены в таблицах. Расчеты средневзвешенных ставок проведены на базе усредненной таможенной статистики поставок из Дальнего зарубежья в 2008-2010 гг.

ЕТТ: среднеарифметическая

ставка

Обязательства в ВТО:

среднеарифметическая

ставка

Начальный уровень

Конечный уровень

Вся номенклатура

11,367

12,877

9,249

С/х товары

18,584

18,183

14,624

Промышленные товары

9,072

11,223

7,573


ЕТТ: средневзвешенная

ставка

Обязательства в ВТО:

средневзвешенная ставка

Начальный уровень

Конечный уровень

Вся номенклатура

10,293

11,850

7,147

Сельскохозяйственные товары

15,634

15,178

11,275

Промышленные товары

9,387

11,256

6,410




Таким образом, в целом по тарифу снижение средневзвешенной ставки от текущего состояния до конечного уровня связывания, согласованного в переговорах по присоединению России к ВТО, составит порядка 3 процентных пунктов. Аналогичное снижение наблюдается в части промышленных товаров. В части сельскохозяйственных товаров и продовольствия снижение составит несколько большую величину – порядка 4,4 процентных пункта.

2. Тарифные квоты

С момента присоединения к ВТО Россия продолжит применение режима тарифного квотирования при импорте охлажденного и мороженого мяса КРС (коды ТН ВЭД ТС 0201 и 0202), свинины (код ТН ВЭД ТС 0203) и мяса птицы (код ТН ВЭД ТС 0207) с сохранением отдельных страновых квот по мясу КРС и мясу птицы.
Срок окончания режима тарифного квотирования при импорте мяса КРС и мяса птицы – не определен. Срок окончания действия режима тарифных квот на свинину - 31.12.2019г.
В случае отмены квот Россия должна будет установить обычную ввозную пошлину на мясо КРС (коды ТН ВЭД ТС 0201 и 0202) на уровне не выше 27,5%, на мясо птицы  (код ТН ВЭД ТС 0207) на уровне не выше 37,5%, на свинину (код ТН ВЭД ТС 0203) на уровне не выше 25%.

3. Обязательства по поддержке сельского хозяйства

Переговоры по сельскому хозяйству были направлены на достижение договоренностей по объему внутренней поддержки сельского хозяйства в рамках «янтарного ящика» (меры поддержки, оказывающие искажающее влияние на торговлю).
Обязательства по объемам «янтарного ящика» фиксируются для каждого члена ВТО в виде агрегированных мер поддержки (далее – АМС). Кроме того, в тех же перечнях могут быть указаны и параметры по дальнейшему сокращению уровня «янтарного ящика» (меры поддержки, не оказывающие искажающего влияния на торговлю).
Обязательства по АМС предусматривают уровень внутренней поддержки в 9 млрд. долларов США (только в рамках «янтарного ящика») до 2013 г., что позволит реализовать Государственную программу развития сельского хозяйства и регулирования рынков сырья, сельскохозяйственной продукции и продовольствия на 2008–2012 годы. Затем в течение переходного периода предполагается снижение внутренней поддержки к 2018 г. до 4,4 млрд. долларов США, что соответствует среднему уровню субсидирования российского сельского хозяйства за 2006-2008 гг.
При этом обязательства предполагают, что  после присоединения к ВТО Россия не будет использовать экспортные субсидии сельскому хозяйству (в настоящее время не предоставляются).
Россия принимает обязательство о связывании объема АМС на уровне 4,4 млрд долл., что соответствует базовому периоду 2006-2008 гг. Однако сразу после присоединения России к ВТО разрешенный уровень поддержки составит 9 млрд. долл. США, который постепенно будет сокращаться до связанного уровня 4,4 млрд. долл. (то есть фактически после присоединения уровень поддержки, соответствующий базовому периоду, не сокращается, а  увеличивается).
Такой нестандартный подход к обязательствам по поддержке был увязан членами ВТО с предоставлением Россией гарантий сохранения в течение переходного периода сложившегося соотношения различных видов поддержки. Такие гарантии предложено зафиксировать в форме обязательства о том, что в течение переходного периода до 2017 года включительно (то есть в те годы, когда разрешенный уровень поддержки в рамках «желтой корзины» будет превышать уровень базового периода) доля продуктово-специфической поддержки (т.е.  с привязкой к определенному товару) в отношении к продуктово-неспецифической поддержки не будет превышать 30%.
    Следует отметить, что уровень в 30% в целом соответствует среднему показателю такого соотношения, заложенному в проекте госпрограммы «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы».

4. Экспортные пошлины

Обязательства предусматривают «связывание» и  сокращение  ставок пошлин на определенный список товаров (порядка  700 тарифных линий). В данный список вошли все товары, в отношении которых действовали экспортные пошлины на май 2004 г.
На нефть и нефтепродукты предусмотрено применение особой формулы расчета ставок, аналогичной применяемой в настоящее время. На природный газ зафиксировано применение ставки 30% без обязательств по снижению ставок.

Доступ на рынок услуг
В переговорах по доступу на российский рынок участвовало 30 членов ВТО (ЕС как один).
В рамках процесса присоединения к ВТО  Россия принимает на себя обязательства, гарантирующие иностранным услугам и поставщикам услуг уровень доступа и национальный режим, в объеме и на условиях,  зафиксированных в соответствующем документе, который Россия согласовывает со всеми заинтересованными членами ВТО (Перечне специфических обязательств по услугам – далее – Перечень). Перечень составляется по методологии ВТО, в его основу ложится Классификатор услуг ВТО, который насчитывает 155 секторов услуг.
Россия принимает на себя обязательства по 116 секторам услуг. В 39 секторах услуг (например, трубопроводный, железнодорожный, внутренний водный транспорт, большинство медицинских услуг, услуги по организации культурных мероприятий, большинство услуг в области НИР и др.) Россия не связывает себя обязательствами. Это означает, что в будущем в этих секторах можно будет вводить любые ограничения для иностранцев, вплоть до полного закрытия рынка. Однако такие ограничения должны применяться на основе принципа наибольшего благоприятствования.
Обязательства без ограничений принимаются по 30 секторам (например, услуги в области рекламы, услуги по исследованию рынка, услуги консультационные услуги в сфере управления и т.д.). Однако принятие присоединяющейся страной «обязательств без ограничений» не означает полное дерегулирование соответствующих секторов услуг. После присоединения к ВТО  Россия (как и любой другой член этой организации) сохранит за собой право применять недискриминационное внутреннее регулирование в сфере услуг (например, регулирование, направленное на обеспечение качества услуг или защиту прав потребителей, такое как, лицензирование, квалификационные требования, аттестация и аккредитация.
Фактически, ограничено будет только право применять ограничения, изменяющие условия конкуренции между иностранными и национальными поставщиками услуг в пользу последних. К таким ограничениям, в соответствии с методологией ВТО, относятся:
1.  Ограничения количества поставщиков;
2. Ограничения на общий объем торговли по отдельному виду услуги;
3. Ограничения на общее число операций или количества предоставленных услуг;
4. Ограничения на общее число юридических лиц;
5.  Требования к определенной организационно-правовой форме;
6.  Ограничения доли иностранного участия в секторе или в капитале отдельной компании;
7. Дискриминационные требования к иностранным услугам/поставщикам услуг.
Использование перечисленных типов ограничений после присоединения к ВТО будет возможно только в том случае, если право их применения зафиксировано в российских обязательствах по услугам. Это правило справедливо только для тех секторов, по которым Россия примет обязательства.
Кроме действующих в российском законодательстве ограничений, в Перечне российских обязательств учитывалась также необходимость сохранения права введения новых ограничений в наиболее чувствительных областях, таких как, услуги в сфере энергетики, телекоммуникации, образование. В таких секторах режим доступа и деятельности в России иностранных поставщиков услуг, предусмотренный российскими обязательствами в ВТО, является более жестким по сравнению с действующим режимом.
 В Перечне российских обязательств зафиксированы также меры «горизонтального» характера, то есть распространяющихся на все сектора услуг (ограничения в отношении собственности иностранцев на землю; требования к иностранным инвесторам, участвующим в реализации соглашений о разделе продукции, основные требования по перемещению физических лиц- поставщиков услуг).
Окончательный пакет договоренностей по условиям присоединения к ВТО включает в себя следующие основные элементы, касающиеся финансовых услуг:
1)  запрет на деятельность филиалов иностранных банков («прямых» филиалов) в России;
2) допуск в Россию «прямых» филиалов страховых компаний через длительный переходный период при условии соблюдения требований лицензирования и финансовой устойчивости.
Однако нашими обязательствами не предусмотрено каких-либо ограничений на отдельные виды банковских операций. То есть, в случае получения необходимых лицензий, банки с иностранными инвестициями смогут работать на всех сегментах российского банковского рынка без ограничений.
3) сохранение 50% квоты иностранного участия в совокупном капитале российских банков и страховых компаний
 
Россия в ВТО

Стратегические задачи участия России в ВТО:

-Содействие формированию многосторонней системы правил международной торговли, основанной на равенстве прав и обязательств ее участников и эффективных процедурах выработки, принятия и применения решений, проведение активной и конструктивной позиции по возможно большему числу направлений деятельности ВТО, что способствовало бы дальнейшему укреплению позиций России в мире, в том числе как полноправного участника международной торговли;

-Обеспечение благоприятных условий для доступа российских товаров, услуг и капиталовложений на  внешние рынки, защита прав российских поставщиков и инвесторов

-Контроль за выполнением обязательств членами ВТО по направлениям, представляющим системный, текущий или потенциальный интерес для России и ее бизнеса

-Обеспечение выполнения обязательств России, принятых в процессе присоединения,

-выработка мер по нейтрализации возможного отрицательного воздействия членства в ВТО  на экономику, на макро- и секторальном уровнях.

www.tpprf.ru/common/upload/WTO_itogi.doc

 




Голодный год. 1891-1892 гг.

Оригинал взят у varjag_2007 в Голодный год. 1891-1892 гг.
У уважаемого humus  замечательный пост с фотографиями России во время царь-голода 1891-1892 гг.:

Дом крестьянина. 1891-1892 гг. д. Новая Слобода, Нижегородская губерния, Лукояновский уезд


Collapse )