Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Похоронный бюджет России...

Оригинал взят уmomtomirв http://communitarian.ru/publikacii/rossiya/raskol_v_pravitelstve_-_belousov_i_klepach_priznali_defol

Судя по всему, в стройных рядах российской правящей тусовки,именуемой даже в среде своих апологетов "оффшорной аристократией", зреет раскол. Руководство МЭР  открестилось от похоронного и оккупационного по своей сути проекта бюджета, предложенного Минфином, и открыто заявило Путину о дефолте проводимой в стране политики "нефтяного бобика".

Насколько можно судить, в нелиберальной части российского правительства, хотя бы отчасти свободной от догм «либерального фундаментализма» Гайдара,ЧубайсаКудринаМауЯсина и прочихмладореформаторов, происходят тектонические сдвиги. Пока ещё рано говорить о том, что зреет почва для внутрикланового раскола и радикальной смены откровенно паразитической феодально-олигархической модели «экономики трубы». Однако день ото дня становится всё более очевидно, что в стройных рядах российских либералов, рассматривающих государство как действенный инструмент для безнаказанной расчистки экономического пространства и последующей финансово-экономической колонизации со стороны глобальных корпораций, возникают противоречия.
Судя по всему, среди российских бюрократов, рассматривающих государственную службу инструмент для безнаказанного незаконного обогащения, а саму Россию как трофейное пространство для распродажи оптом и в розницу, имеются те, кто не хочет идти на дно вместе со всеми остальными идеологами превращения России в сырьевую колонию и трофейное пространство для транснационального капитала.
Вполне возможно, что именно этим фактором обусловлена целая череда недавних крайне знаковых заявлений нового Министра экономического развития Андрея Белоусова и его заместителя Андрея Клепача. Именно они всё чаще уже не в завуалированной, а открытой форме дают понять, что реализовывавшаяся на протяжении последних 11 лет «вставания с колен» политика паразитического проедания нефтедолларов узким кругом приближенных к власти сырьевых олигархов и чиновников себя исчерпала окончательно и бесповоротно. 


АНДРЕЙ БЕЛОУСОВ ПРИЗНАЛ ЗАКАТ ЭПОХИ ПРОЕДАНИЯ НЕФТЕДОЛЛАРОВ
Сначала отметился глава МЭР Андрей Белоусов, которого по праву называют первым по-настоящему профессиональным экономистом на посту министра экономики за последние 10-15 лет. В отличие от своих ультралиберальных предшественников, выросших на  принципах «государственного невмешательства» и «рыночного фундаментализма», он способен рассматривать национальную экономику не с точки зрения бухгалтерского баланса, из которого требуется изъять все незапланированные сверхдоходы и законсервировать его нынешнюю структуру. А с точки зрения сложной динамично развивающейся структуры со свойственными ей внутренними производственно-технологическими, информационными и ресурсными связями.
В самом начале октября Андрей Белоусов открыто признал, что для исполнения данных президентом предвыборных обещаний, а также финансирования социальных расходов и силовых ведомств российская экономика должна расти темпами не менее 4-4,5%. Другими словами, Белоусов согласился с оценкой лучших российских макроэкономистов и учёных РАН, которые ещё в 2005г. пришли к выводу, что в условиях колоссальной имущественной дифференциации населения и тогдашних масштабах воровства для поддержания социально-политической стабильности российская экономика должна расти темпами в 5,5%.
Кроме того, Белоусов открыто признал, что Россия стоит на грани пропасти и без внесения кардинальных изменений в курс социально-экономической политики уже в ближайшие несколько лет Россия рискует свалиться в масштабный экономический и общественно-политический кризис. По словам главы МЭР, «два процентных пункта роста – это то, к чему мы сейчас сваливаемся в инерционном варианте, то, что нам дает экономическая конструкция, которая у нас сложилась до кризиса". 

Однако эта величина абсолютно не устраивает правительство. Расчеты показывают, что, двигаясь темпом 2% в год, мы просто не сможем сбалансировать наши социальные обязательства с нашими ресурсными возможностями. Это невозможно. Поэтому для нас стоит задача сейчас, по крайней мере, эту цифру удвоить и выйти как минимум на четыре процентных пункта роста».
Перефразируя слова главы МЭР с «птичьего» языка чиновника, который в силу занимаего положения вынужден придерживаться норм политкорректности, на язык простых граждан, это означает следующее. Во-первых, никаких качественных изменений в самой логике и сути проводимой в стране социально-экономической политики за последние 4 года не произошло. Масштабный обвал российской экономики осенью и зимой 2008-2009г., продемонстрировавший несостоятельность паразитической модели проедания нефтедолларов и архаично-феодальной «экономики трубы», не привёл ни к каким изменениям в приоритетах финансово-экономической политики.
Российские либералы, выступающие в качестве штурмовой пехоты глобального бизнеса в деле расчистки и дальнейшей финансово-экономической колонизации России, по-прежнему продолжают сводить всю макроэкономическую политику страны к изъятию денег из экономики и накоплению валютных резервов, урезанию государственных расходов и отказу даже от минимально необходимой поддержки и регулирования экономики.
Под руководством Шувалова, Дворковича, Силуанова и прочих идейных «гайдаровцев» Россия продолжает изымать под надуманным предлогом борьбы с инфляцией порядка 3-5% ВВП ежегодно и вывозить в виде резервов за рубеж, кредитуя стратегических конкурентов в США и ЕС под 1,5-2% и провоцируя острую нехватку денежного предложения внутри страны. Тогда как российские же компании и банки, неспособные занимать под 15-18% внутри России, вынуждены выходить на зарубежные рынки капитала и занимать там российские же ЗВР под 7-9%. В результате чего только в 2011г. Россия получила чистый инвестиционный убыток по уплате процентов, дивидендов, ренты и прочих доходов на капитал в размере 50 млрд. долл.
Во-вторых, Белоусов открыто признаёт тот факт, что модель «экономики трубы», в рамках которой уже сегодня, даже несмотря на стабильно высокие цены на нефть, свыше 60% населения с доходами менее 17 тыс. рублей находятся в категории бедных и нищих слоёв населения, себя исчерпала. И без радикального отказа от навязанной России ещё в 1990-е годы «Вашингтонскими советниками» теории «рыночного фундаментализма» и перехода к реализации суверенной научно обоснованной макроэкономической политики Россия рискует сначала войти в депрессию, вслед за которой в условиях колоссальной имущественной поляризации населения, коррупции и произвола монополий неизменно последует глубокий социальный и общественно-политический кризис.
Другое дело, что ситуация с возвратом к и без того крайне скромным 4-4,5% роста экономики без кардинального изменения самой структуры экономического роста в лучшем случае позволит оттянуть процесс сваливания России в системный кризис на 2-3 года. Надо напомнить, что на протяжении всех «тучных нулевых», вошедших в историю как период «вставания с колен» и «консервированного роста», наблюдался стремительный рост и расцвет исключительно тех секторов экономики, которые были связаны с извлечением природно-сырьевой ренты и спекулятивным прокручиванием поступающих в страну нефтедолларов и легализацией преступных доходов.
Не стоит удивляться тому, что за последние годы произошла качественная деградация структуры российской экономики и примитивизация факторов её роста – на 85% прирост российской экономики был обусловлен расцветом спекулятивных секторов и «проеданием» нефтедолларов.
За период 2002-2011г. прирост ВВП по официальным данным Росстата составил 51,6%, тогда как объём добавленной стоимости в финансовом секторе (если о таковом вообще уместно говорить в случае с финансовыми спекуляциями) вырос в 3,7 раз, в оптово-розничной торговле - в 2 раза, а в спекулятивных операциях с недвижимость и строительном секторе – в 1,69 и 1,77 раз соответственно. Одновременно с этим в обрабатывающих производствах прирост добавленной стоимости едва дотянул до 34,5%, в сельском хозяйстве -  16,8%, а в системе естественных монополий – менее 10,3%. Тогда как размер добавленной стоимости в рыболовстве сжался на 6,1%, в образовании - на 0,7%, а в предоставлении коммунальных и социальных услуг накопленный спад превысил 1,1%.
В силу занимаемой позиции в вертикали власти Белоусов не стал озвучивать вслух цену президентским обещаниям по удвоению ВВП и говорить о том, какой ценой и за счёт какой примитивизации производства удалось продемонстрировать весь рост российской деиндустриализированной «экономики трубы» в период 2002-2011гг. По сути дела, то что в научном сообществе именуется структурной деградацией экономики, разрушением научно-технического потенциала, качественной примитивизацией производства и превращением в «сырьевую колонию» преподносилось российскими властями и контролируемыми ими СМИ в качестве «вставания с колен», выхода из упадка 90-х и бурного развития отечественной экономики.
Точно также как Белоусов не стал озвучивать вслух во время встречи с президентом Путиным истинную причину столь масштабного обвала производственной активности в последние 1,5-2 года на фоне стабильно высоких и даже растущих цен на нефть. Как член кабинета министров и «человек системы» Андрей Белоусов вынужден играть по правилам и не может сказать вслух президенту, что масштабы коррупции, произвол монополий и беспредел чиновников достигли столь катастрофических масштабов, что просто несовместимы с нормально жизнью страны и как минимум 70% населения. 
На форуме «Россия зовёт!» глава МЭР признал, что по мере сползания мировой экономики в рецессию и развития энергосберегающих технологий потребление нефти в мире будет сокращаться. В купе с исчерпанием сравнительно легко извлекаемых запасов углеводородного сырья на территории России и неспособности запасов на Арктическом шельфе и в Восточной Сибири компенсировать выбытие старых месторождений этообернётся масштабным сокращением нефтедолларовых доходов и исчерпанием паразитической модели «экономики трубы».
По оценке Белоусова, если до кризиса темпы роста производства энергетических товаров в физическом выражении составлял 6-7% в год, и это давало России примерно 2,5% годового роста ВВП, то в перспективе этот фактор превращается в ноль. Более того, "в лучшем случае в ноль. Он может стать и отрицательным. То есть, из драйвера роста энергетический сектор может превратиться в тормоз".
По сути дела, Белоусов озвучил вслух то, о чём уже многие годы говорят лучшие российские макроэкономисты: модель паразитического проедания природной ренты и хищнической эксплуатации научно-технического и производственного потенциала, доставшегося в наследство от СССР, себя исчерпала. Объёмы выпуска наукоёмкой продукции в 3-10 раз ниже, чем 20 лет назад, объём капитальных вложений в высокотехнологичные производства находится на отметке середины 1960 годов (35% от 1990г.), а износ базовой технологической инфраструктуры зашкаливает за 80-85%.

АНДРЕЙ КЛЕПАЧ ОТКРЫТО ПРИЗНАЛ ИСЧЕРПАНИЕ ПАРАЗИТИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ «ЭКОНОМИКИ ТРУБЫ»
Буквально на днях, 5 октября, в интервью агентству «Прайм» замминистра экономики Андрей Клепач, известный своим давним противостоянием с Минфином по вопросу изъятия из российской экономики «нефтяной подушки» и поддержания инвестиционного голода в промышленности, сделал очередное знаковое заявление. По сути дела, замминистра МЭР, получивший гораздо больший простор для действий и публичных заявлений после ухода из министерства откровенно ультралиберальной Эльвиры Набиуллиной, во всеуслышание признал пагубность проводимой в стране макроэкономической политики, которая консервирует сырьевую направленность экономики и провоцирует дальнейшую архаизацию производства.
Заявление оказалось настолько искренним, что имеет смысл привести его полностью: "К сожалению, мы много говорим об инфляции, о долге, бюджетном дефиците, но за этим теряется способность действительно обеспечивать развитие реального сектора, обеспечивать изменения в жизни людей, реализовывать серьезные проекты. У нас, как говорил Михаил Ефимович Фрадков, не Минфин при правительстве, а правительство при Минфине, и к сожалению это остается чертой нашей политики сейчас. У нас финансовые вопросы, приоритет бюджетной системы имеют подавляющее господство над другими решениями, только в точечных сферах удается принимать решения».
Другими словами, Андрей Клепач открыто признал то, о чём на протяжении более 15-20 лет неустанно с цифрами в руках говорят лучшие отечественные макроэкономисты. Прежде всего, замминистра чётко указал на коренную неправильность расстановки акцентов и приоритетов финансово-экономического блока Кремля и правительства. Стоящие у руля российской экономикой «гайдаровцы» продолжают реализовывать разрушительную социально-экономическую политику «Вашингтонского консенсуса», предполагающую сдачу финансово-экономического, научно-технического, производственного и, в конечном итоге, политического суверенитета страны.
Вместо того, чтобы заниматься возрождением разрушенной отечественной обрабатывающей промышленности и модернизировать изношенную на 80-85% базовую технологическую инфраструктуру, российские монетаристы в лучших традициях «либерального погрома» 90-х годов прошлого века продолжают сводить всю макроэкономическую политику к накоплению резервов и изъятию нефтедолларов под разговоры о формировании «подушки безопасности» и «борьбе с инфляцией». Финансовый фетишизм российского Минфина, превратившегося наряду с Банком России в основной инструмент  внешнего управления отечественной экономикой со стороны глобального бизнеса и финансовой олигархии Уолл-Стрит, на корню уничтожает все попытки построения инновационной экономики и отраслевой диверсификации промышленности.
Клепач совершенно открыто признаёт, что в России сложилась парадоксальная ситуация, при которой «не Минфин при правительстве, а правительство при Минфине». Говоря простым языком, это означает, чтопрезидент и глава правительства в предвыборном угаре могут заявлять что угодно и раздавать какие угодно обещания относительно модернизации экономики и сокращения чудовищной имущественной пропасти. Однако ключевые решения в области разработки и реализации приоритетов социально-экономической политики и общий вектор движения будут определяться Минфином.
До тех пор, пока процесс принятия решений будет находиться под контролем либеральных сектантов с «бухгалтерским» складом ума, которые на полном серьёзе в качестве основного приоритета деятельности государства считают спасение американской экономики и долларовой пирамиды долгов (заявление Дворковича), то можно не удивляться тому, что в России сложилась типичная двухсекторная экономика.
В которой захлёбывающиеся от притока нефтедолларов добывающие отрасли и прокручивающие их финансовые спекулянты и торговцы соседствуют с загнивающими отраслями обрабатывающей промышленности, ориентирующимися на внутренний крайне ограниченный платёжеспособный спрос. Единственной отличительной чертой российской «экономики трубы», поражённой «голландской моделью», от классической схемы является наличие не менее мощного по размерам третьего паразитического сектора – масштабного рынка коррупции и распила бюджетных средств, в котором оседает от 35 до 60% всех бюджетных расходов.

БЮДЖЕТ НА 2013-2015 ГОДЫ ПРИЗНАН РЕАКЦИОННЫМ И ПОХОРОННЫМ ДАЖЕ МИНИСТЕРСТВОМ ЭКОНОМИКИ

«Люблю, где случай есть, пороки пощипать» / Культура

http://www.stoletie.ru/kultura/lublu_gde_sluchaj_jest_poroki_poshhipat_828.htm
К 250-летию со дня рождения великого русского баснописца

 

«Люблю, где случай есть, пороки пощипать»

К 250-летию со дня рождения великого русского баснописца
Валерий Бурт
14.02.2019
«Люблю, где случай есть, пороки пощипать»

Оказывается, порой для достижения творческих высот не возбраняется много сибаритничать, лениться, валяться целыми днями на диване, наедаться до отвала. Однако небольшое уточнение: если вы – Иван Андреевич Крылов.

Хитрец он был изрядный. Ленью прикрывался, чтобы еще больше подчеркнуть свое дарование. Всем своим видом показывал, что целый день ловит мух, бездумно глядит из своего окна на прохожих, кормит голубей и воробьев или ходит по гостям. «Бездельничает, а какие перлы выдает! – шептались дамы и господа, рассматривая в лорнет громадного, растрепанного толстяка, словно видели впервые. Читали намедни басню Ивана Андреевича в «Утренних часах»? Чудо, как хороша, да и смешна к тому же!»  

На самом же деле Крылов работал много, усердно, придерживаясь старинного правила: «Cent fois sur le metier remettez votre ouvrage» – «Сто раз переделай свою работу».

Свеча на его письменном столе не затухала порой до самого рассвета. Но о своих напряженных усилиях не распространялся, о них знали лишь немногие.

«Напрасно воображают, что легкие стихи его сами текли с пера…» писал поэт и критик Петр Плетнев. Небольшой, но красноречивый пример: только к басне «Кукушка и Петух» было найдено около двухсот строк черновых набросков автора. И это при том, что произведение миниатюрное, уместившееся в двадцать одну строку. Антон Дельвиг подшучивал над стараниями Крылова, сравнивая его со столичным щеголем, который заставляет сво­его портного перешивать одно и то же платье по не­скольку раз.

Был Иван Андреевич самородком. Истинным, русским.

Крылов нигде не учился, всего достиг сам. Книги глотал, как котлеты, борщи и пироги. Недурно знал математику. Способности к иностранным языкам являл необыкновенные. Латинский, правда, почему-то не жаловал. Лишь по одному учебнику освоил французский язык. Когда ему было уже за пятьдесят, принялся за греческий и снова не оплошал. «Без помощи учителя, в несколько месяцев узнал все грамматические правила, вспоминал Петр Плетнев. После, с лексиконом, прочитал он некоторых авторов, менее трудных; наконец, восходя от легкого все выше и выше, он уже не затруднялся в чтении Гомера».

Казалось, он мог освоить любой предмет, за который брался. Крылов выучился скрипичному искусству: по свидетельству фрейлины императорского двора Александры Смирновой-Россет, «сам играл в квартетах Гайдна, Моцарта и Бетховена, но особенно любил квартеты Боккерини».

Ступив на литературный путь, Иван Андреевич долго озирался, присматривался. Стал драматургом и вскоре обрел на этой стезе немалую известность.

Его пьесы «Модная лавка» и «Урок дочкам», в которой высмеивалось пристрастие дворян к заморским нравам и привычкам, шли под овации. Числится за Крыловым и опера «Илья богатырь», которая шла в Санкт-Петербурге с немалым успехом. Однако окунулся он в басню, правда, не сразу – терзался сомнениями, что не выдюжит в новом жанре, опозорится, станет предметом насмешек…

Неистово работал, но и часто рвал в клочья свои сочинения. Спор Крылова с судьбой решил известный поэт Дмитриев, к которому Иван Андреевич пришел за советом. Он, слывший мастером сложения басен, изучив бумаги, исписанные беглым почерком Крылова, благосклонно кивнул: «Это истинный ваш род. Остановитесь на этом литературном жанре».

Сквозь толщу столетий спасибо Ивану Ивановичу Дмитриеву! Он не побоялся, что благословляет конкурента, который если не затмит его, то приберет к рукам немалую часть читательской массы, вниманием которой тот прежде безраздельно владел. А, может, просто не думал Дмитриев, что Крылов достигнет таких высот…

Были и другие баснописцы Александр Сумароков, Иван Хемницер, Александр Измайлов. Но Дмитриев возвышался над ними. Потом появился Крылов, и со страниц его произведений повеяло легкостью слога и свежестью мысли. В одной из своих басен Крылов писал: «Люблю, где случай есть, пороки пощипать». Так и поступал всю жизнь.

Кто сильней, кто искусней: Дмитриев или Крылов? – подобную дилемму решали тогда российские любители поэзии и критики. Одни по-прежнему превозносили первого, другие отдавали предпочтение второму. Третьи, как поэт Петр Вяземский не склонялись ни к одному, ни к другому, скрывшись за завесой словесного изящества: «Иван Иванович (Дмитриев – В.Б.) написал несколько превосходных басен. Скипетр в руках законного царя: горе и стыд самозванцам! Разумеется, здесь дело идет не о Крылове: он счастливый смельчак, бесстрашный наездник, который, смеясь законам, умел приковать победу к себе и закупить навсегда пристрастие народа, склонного всегда рукоплескать счастливой смелости».

Впрочем, Пушкин безоговорочно отдавал пальму первенства Крылову: «И что такое Дмитриев? Все его басни не стоят одной хорошей басни Крылова…»

В письме писателю Александру Бестужеву Александр Сергеевич, сетуя на отсутствие зорких и непредвзятых критиков, писал, что от того и дарования в России остаются незамеченными: «Мы не знаем, что такое Крылов, Крылов, который в басне столь же выше Лафонтена, как Державин выше Ш.-Б. Руссо…»

Лев Андреевич, брат баснописца, разумеется, родственника поддерживал. И не просто так, а истово: «Читал я басни Измайлова, по сравнению с твоими как небо от земли; ни той плавности в слоге, ни красоты нет, а особливо простоты, с какою ты имеешь секрет писать... Ты пишешь для всех для малого и для старого, для ученого и простого, и все тебя прославляют».

В последней фразе Лев Крылов попал в точку.

Ну а великий Гоголь разглядел в творчестве баснописца подлинное, глаголил истину: «Всюду у него Русь и пахнет Русью. Всякая басня его имеет, сверх того, историческое происхождение».

И далее: «Несмотря на свою неторопливость и, но-видимому, равнодушие к событиям современным, поэт, однако же, следил всякое событие внутри государства: на все подавал свой голос, и в голосе этом слышалась разумная середина, примиряющий третейский суд, которым так силен русский ум, когда достигает до своего полного совершенства».

Гоголя в известной мере дополнил Михаил Лобанов, добрый приятель и биограф Крылова: «Язык его в баснях есть верный отголосок языка народного, но смягченный и очищенный опытным вкусом. Он изучал его сорок лет, вмешиваясь в толпы народные, в деревнях посещая вечеринки и посиделки, а в городах рынки и торговые дворы; прислушивался к разговорам народа...».

По свидетельству того же Лобанова, Крылов читал свои басни превосходно: непринужденно, внятно, и даже музыкально, «легко опираясь голосом на ударениях смысла и наивно произнося сатирические свои заключения».

Характер Ивана Андреевича был ровный, без всплесков горячности или, упаси Бог, гнева.

Может, оттого, что не было у него семьи, не обременяли его жена и дети, и для тревог не возникало особых причин, как и не имелось обязанностей по устройству домашнего быта.

Дочь президента Академии художеств Варвара Оленина как-то спросила Крылова: «Отчего вы не женились?» «От того, фавориточка, что ту, которую бы я хотел, то за меня бы не пошла, а которая бы на это решилась, ту бы я не взял», ответил он. Верно, при этом Крылов улыбался. Может, иронически, но, скорее всего, грустно...

Дни баснописца текли однообразно, ровно, как несет свои воды спокойная река. «Он все допускал, всему позволял быть, как оно есть, но сам ни подо что не подделывался и в образе жизни своей был оригинален до странности, писал критик Виссарион Белинский. И его странности не были ни маскою, ни расчетом; напротив, они составляли неотделимую часть его самого, были его натурою...»

Впрочем, одна забота у него была. Ее можно назвать горячей и холодной, как и блюда, которые он с завидным аппетитом вкушал. Тема «Крылов и кулинария» давняя, густо отдающая ароматом угощений. И вечная, неисчерпаемая, подобно многообразному меню Ивана Андреевича. Обед его простой, русский! – был обычно таков: добрые щи, кулебяка, жирные пирожки, гусь с груздями, сиг с яйцами и поросенок под хреном. Других блюд перечислять не стану, боюсь, увлекусь и сверну на дорогу, ведущую к гостеприимным домам русских дворян, ресторанам да трактирам, где потчевали так обильно, что впору было отчаяться. А потом, глядя в зеркало огорчаться: ох, как раздобрел, теперь и талии никакой не видно, да и одышка замучила…

Никаких упражнений для укрепления организма баснописец не совершал, никаких физических нагрузок не позволял. Но было у этого тучного, большого господина тогда диковинное, а в наше время весьма распространенное увлечение. Выражаясь по-современному, Крылов был «моржом» постоянно ходил купаться в канал, омывающий Летний сад. И так все лето, потом в сентябре и октябре. Окунался даже в ноябре, когда ударяли морозы, поутру, с кряхтеньем и шумными возгласами, проламывая лед. Поглядеть на него, огромного, белотелого, с которого стекала ледяная вода, сбегались окрестные жители. Но Крылов не сердился, смотрел, как всегда, добродушно, шутливо и звал последовать его примеру.

50-летие творческой деятельности Ивана Андреевича праздновали шумно, на весь Санкт-Петербург. Его уважительно величали не иначе, как «Дедушка Крылов».

Его облик был простодушный и в то же время величавый, как у мудреца: разбросанные по голове седые волосья, проникновенный взор. Впрочем, Крылов и был мудрецом, подобно Эзопу – он хорошо изучил людские характеры, проник в их души.

По случаю праздника в зале Дворянского собрания был устроен торжественный обед, на который собрался весь цвет русской литературы. Пришли поздравить поэта и политики, министры, сенаторы, прочие знатные господа.

В честь юбиляра была отлита медаль с его профилем. Виновник торжества был увенчан лавровым венком, который он тут же «разобрал» и по листочку одарил своих близких. Его засыпали всевозможными подарками, славили его талант, вклад в отечественную литературу. Гремели речи, раздавался звон бокалов, лилась музыка. Прозвучали стихи Петра Вяземского, положенные на музыку композитором Михаилом Виельегорским. Каждый припев сопровождался жаркими рукоплесканиями зала:

Здесь с Музой свадьбу золотую

Сегодня празднует Крылов.

На этой свадьбе все мы сватья

И не к чему таить вину,

Все заодно, все без изъятья

Мы влюблены в его жену…

Крылов сегодня вовсе не анахронизм, не только реликвия русской словесности. Его вирши свежи, а потому он современен, да-да, современен, хотя жил и творил два столетия назад. Взять хотя бы за пример случай, который описал актер и драматург Петр Каратыгин.

В 20-х годах ХIX века в Санкт-Петербурге с большим успехом шла мелодрама французского романиста и драматурга Виктора Дюканжа «Тридцать лот, или Жизнь игрока». Побывав на спектакле, известные литераторы сокрушались о тлетворном влиянии дурного вкуса, завладевшим российским обществом. С презрением отозвался об увиденном и Крылов: «Помилуйте, что это за безобразная пьеса! Теперь остается авторам выводить на сцену одних каторжников или галерных преступников».

Прошло два столетия и что же? Разве сегодня не происходит нечто подобное, когда на экранах мы видим преступников разных мастей? Они – разбойники с большой дороги, убийцы, насильники главные герои, к ним приковано внимание, вокруг них вертится действие…

Воистину, Крылов – крылат. И поныне к месту его строки: «Ты сер, а я, приятель, сед…»; «Ах, Моська, знать она сильна, что лает на Слона»; «Ты все пела? Это дело: так поди же, попляши!»; «А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь». И так далее.

Миновали многие войны, революции, бунты, сменились политические режимы, но пороки все так же живы, остались все те же…

В самую точку некогда попал Вяземский. А в последних строках этой эпиграммы показал себя еще и провидцем:

Забавой он людей исправил,

Сметая с них пороков пыль;

Он баснями себя прославил,

И слава эта — наша быль.

И не забудут этой были,

Пока по-русски говорят,

Её давно мы затвердили,

Её и внуки затвердят.

Специально для «Столетия»

(no subject)

Нина ЧЕРЕПЕННИКОВА

Остаюсь с обманутым народом

22 ноября поэту-песеннику Николаю Добронравову исполнилось  90 лет!

Николай Николаевич Добронравов родился  в Ленинграде   22 ноября 1928г. в интеллигентной семье.  Во время войны, вместе со  многими  детьми был эвакуирован в г.Горький.  В Ленинград семья не вернулась  и с 1942 года мальчик  жил в Малаховке  (Моск.обл.), где и окончил ( с золотой медалью)  среднюю школу.

Поиски себя.  Требовательный и целеустремлённый юноша, щедро одарённый от природы,  обладал талантами, которые он, не теряя даром времени, торопился реализовать. Страсть к театру привела его в школу –студию при МХАТе, которую он и закончил в 1950 году. Страсть к педагогике он удовлетворил, поступив в Московский городской педагогический институт им. Потёмкина, который  закончил экстерном за два года.

Затем началась работа. С начала 50-х годов будущий  известный поэт    (он давно уже начал писать стихи), поступил на службу в Московский ТЮЗ. Наверное, каждому литератору суждено пройти непростой путь познания жизни, прежде  чем он, накопив жизненный опыт, будет уже «без отрыва» сидеть за письменным столом и писать свои произведения.

В театре судьба свела его с артистом Сергеем Гребенниковым, с которым их объединяла любовь к литературе. В дальнейшем Сергей станет соавтором некоторых стихов Добронравова и их фамилии прозвучат вместе, как авторов нескольких песен. Особенно популярной станет их общая  песня «Главное ребята, сердцем не стареть».

Друзья вместе писали  для театра сказки и инсценировки, пьесы для детского и музыкального радиовещания. Тогда такое радиовещание существовало и имело благодарную аудиторию. Я тоже в детстве не упускала возможности слушать эти познавательные  и интересные  передачи.

Актёрское мастерство разносторонне одарённого Николая  не прошло незамеченным. Ему в 1953 году предложили сыграть роль Сергея в фильме «Возвращение Василия Бортникова». Ещё он снимался в фильме «Спортивная честь».

Долгое время  Николай  всерьёз обдумывал как жить: стать   школьным учителем или целиком погрузиться в поэтическое  творчество. Об актёрском творчестве мыслей, по-видимому, не  было. Победила любовь к  поэзии.

Становление поэта.  И в середине 60-х годов Николай Николаевич  уже окончательно,  «с головой»,  ушёл в литературное творчество. В 1970 году Добронравова приняли в Союз писателей СССР.  Всё его творчество этого периода было наполнено романтической верой в достойное будущее своей Родины. Вышли несколько поэтических сборников, наполненных романтикой: «Таёжные костры», «Созвездие Гагарина», «Вечная тревога». Да, его стихи воспевали идеологию СССР  и советской жизни.  И я верю в его искренность, ибо сама хорошо помню тот  духовный подъём  многих творческих людей: казалось, что в будущем  нас  ждёт только радость.  Из моего двора  несколько ребят добровольно уехали на стройку БАМа. Это были ребята, не строившие традиционных  карьерных  планов: поступить в институт, а затем в аспирантуру и т.д.  Простые рабочие парни. Некоторые через какое-то время возвращались, чтобы идти в армию, кто-то  постарше остался в Сибири и обзавёлся семьёй. Мой сосед по площадке, бывший «стиляга», вернувшись,  решил получить законченное среднее образование  и поступил в вечернюю школу. Одним словом, многие из моих современников прошли в Сибири хорошую трудовую  школу, заставившую их сменить прежние жизненные ориентиры. Даже студенты  ехали на летние каникулы на БАМ: влекла романтика и возможность заработать немного денег.

Колечка и Алечка.   В этот период у Николая Добронравова и появляются стихи, ставшие впоследствии  знаменитыми песнями. Но здесь самое время рассказать о человеке, способствующем их распространению среди всей молодёжи страны. Говоря о  Добронравове, нельзя не сказать об Александре  Николаевне  Пахмутовой.

Большие события чаще всего приходят к людям неожиданно . Так и   в жизни Добронравова-поэта нежданно-негаданно произошло событие, изменившее  его жизнь:  пришла большая любовь в облике  маленькой женщины, талантливого композитора – Александры Николаевны Пахмутовой. Николай познакомился с ней на радиостанции, где  выступал как поэт-песенник, а Александра  была приглашена, как композитор, чтобы написать  мелодию к его произведениям. Это была судьбоносная встреча – Александра Николаевна «стала его мелодией»  на  всю жизнь. Вместе они создали около 400 музыкальных произведений, известных не только в нашей стране, но и за рубежом! Самые  известные его песни написаны в соавторстве с женой, с которой они справили не только «золотую», но и «бриллиантовую»  свадьбы. Николай Николаевич считает большой удачей встречу с Пахмутовой, называя её нежно - Алечкой.   Рука об руку они так и  идут по жизни: в работе,  в семье, в быту.  По этому поводу, Николай любит цитировать Антуана де Сент-Экзюпери: «Любить это не смотреть друг на друга, а смотреть в одном направлении.»

Самые известные песни и их исполнители.  Да, поэт Добронравов оказался современником эпохальных событий. К ним нужно отнести и освоение космоса, Олимпиаду- 80 и большие стройки в стране. Поэт-романтик Добронравов героизировал  рабочие достижения геологов, энергетиков, спортсменов и, надо честно признать – талантливо  воспел  всё это  в своих  стихах. Такие  героические песни,  на его стихи, как   «Песня о Ленине», « И вновь продолжается бой.», « Гайдар шагает впереди», «Песня о тревожной молодости»  всё ещё поют на праздниках, посвящённых датам  Октябрьской революции.

Не  ушли из нашей жизни  и  лирические песни, написанные на стихи Добронравова.  Назову только наиболее известные: « Добрая сказка», « Я не могу иначе», «Как молоды мы были», «ЛЭП-500», «Мелодия», «Нежность», «Птица счастья», «Трус не играет в хоккей», «Маленький принц», «Нам не жить друг без друга», «Белоруссия», «Беловежская пуща», «Ты не печалься», «Геологи», «До свидания, Москва» (прощание с Олимпиадой»)  и др.

Их поют звёзды эстрады  (теперь, к сожалению, нужно  говорить о некоторых - пели) такие выдающиеся певцы нашего времени, как: Муслим Магомаев, Евгений Мартынов, Л.Зыкина, Э.Пьеха,  С.Ротару,  И.Кобзон, А.Герман, В.Толкунова,  Г.Отс;    прекрасные ансамбли – «Песняры», «Пламя», «Аргонавты», «Самоцветы», «Сябры» и др.

Думается мне, что исполнение многих песен А. Пахмутовой и Н.Добронравова теперь не востребованы по причине отсутствия у многих «певцов»  вокальных данных, в чём я убеждаюсь всякий раз, когда кто-то из современных  знаменитостей пытается «спеть-продекламировать» некоторые  их песни. О передаче  же духовной основы  песен они и вовсе не заботятся. Странно, что даже  добротная мелодия  не вдохновляет их  на душевность исполнения. Не получается  это у современных певцов…  Не хватает культуры.

Добавлю, что музыку на стихи Добронравова писали талантливые композиторы, такие, как: М.Таривердиев, А.Бабаджанян,  Полад Бюль-Бюль Оглы, Евгений Мартынов, А.Островский, Муслим Магомаев.

Награды за 50 лет творчества от Родины

Стихи Николая Добронравова - это целая эпоха лирических, душевных и проникновенных строк.  Это народное мнение. А как к этому относилась  власть?  Перечислю его награды и премии:

1978 год – Премия Ленинского комсомола за цикл комсомольских песен;
1982 год – поэт – песенник Николай Добронравов был удостоен звания «Лауреат Государственной премии СССР»;
1984 год -  за заслуги в развитии советской литературы и в связи с 50-летием образования Союза писателей СССР;
2003 год  – за выдающийся вклад в развитие отечественной культуры;
2003 год  – вручение ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-ой степени;
2008 год – вручение ордена «За заслуги перед Отечеством» 3-ей степени;
 2008 год  – за выдающийся вклад в развитие отечественной литературы и многолетней творческой деятельности;
2008 год – специальная премия Попечительского совета Бунинской премии «За выдающийся вклад в поэзию и песенное творчество»;
2016 год  – премия Министерства Обороны РФ в области культуры и искусства;
2015 год – присвоение звания «Почётного профессора МГУ им. Ломоносова».

Жизнь, отданная искусству. Полностью посвятив свою жизнь  служению искусству, создав огромное количество стихов, ставшими песнями, которые знала  вся страна, поэт не всегда находил понимание во властных структурах, строго контролирующих  развитие культуры.

Даже в Советское время, столь явный патриотический настрой поэта, подвергался строгому контролю, а   такие песни, написанные на стихи Добронравова, как «Песня о Ленине» , корректировались вышестоящими органами, которые придирались  то к  строчке: «Ильич прощается с Москвой..»,  то в песне «Ветеранов 1-го Белорусского фронта» не хватало слов о генсеке, или в песне  «И вновь продолжается бой!» усматривались  «непонятные призывы». Нечего  говорить о том, что   стихотворное творчество поэта в постперестроечное время просто не находит у власти понимания. Оно и понятно - поэт не поменял своих патриотических убеждений, что и отражалось  в  стихах, на которые были написаны  новые песни,  где главной  темой  становится  боль за Россию. Появляются песни с шокирующими власть названиями:  «Остаюсь с обманутым народом», «Русский вальс», «Горькая моя Родина», «Госпожа нищета», «Бездорожье».

http://www.rospisatel.ru/ch-d.htm?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Эти песни народ не услышит ни в эфире, ни на ТВ, хотя песня «Русский вальс» была исполнена певцом Юлианом в концерте, устроенном в честь приезда английской королевы Елизаветы. Это было еще в 1991 году, когда само  слово «Русский»  пока   не вызывало неадекватной реакции  у  интернационально  ориентированных   «новых русских» в  России. А сама песня принесла певцу Юлиану  Гран-при и золотую медаль на международном конкурсе эстрады.

Как говорят сейчас в современной музыкальной тусовке, песни А.Пахмутовой,  написанные на стихи Н.Добронравова перешли в разряд «неформата».   Но  это не пугает ни поэта, ни композитора. Они, по-прежнему, с оптимизмом смотрят в будущее и говорят: «Будем писать песни, пока  живы!»  И в 2018 году супруги написали для телефильма «Крепкая броня» песню «Курская дуга». Я слышала эту песню, она мне понравилась, но  её исполнение  оставляет желать лучшего.

Пожелаем же творческому супружескому союзу замечательных людей по – прежнему не изменять своим принципам и жить под девизом  их чудной песни: «Главное ребята, сердцем не стареть!»

МНОГАЯ ВАМ ЛЕТА, дорогой Николай Николаевич!!!

Жидовская хуцпа на марше: Вопреки законам пропаганда гомосексуализма и педофилии среди детей

Оригинал взят у lidiya_nic в Жидовская хуцпа на марше: Вопреки законам пропаганда гомосексуализма и педофилии среди детей
Оригинал взят у vena45 в Жидовская хуцпа на марше: Вопреки законам пропаганда гомосексуализма и педофилии среди детей
Оригинал взят у anti_fascist1 в
Книги центра толерантности
отданы на экспертизу



Борьба активистов Родительского всероссийского сопротивления против распространения через центры толерантности книг «Детского проекта Людмилы Улицкой» , содержащих в себе пропаганду педофилии, инцеста и нетрадиционных сексуальных отношений, дала свои плоды. В результате акций протеста, сбора подписей, отправки писем и запросов власть предержащим, книги центра толерантности отданы на экспертизу.

Как пишет портал http://73online.ru, вокруг ульяновского Центра толерантности разгорается очередной скандал... Волна протестов по поводу его создания прокатилась по городу практически сразу. Люди на улицах собирали подписи, требуя закрыть появившийся центр. В адрес губернатора было направлено открытое письмо по этому поводу. Центр не закрыли. Более того, толерантный абсурд все больше стал набирать обороты.

Недавно в адрес регионального Центра толерантности пришла посылка. Не откуда-нибудь, а из Москвы. Некий Алексей Лапин прислал в Ульяновск книги цикла «Детский проект». Они были выпущены в крупном издательстве «Эксмо», куратором серии значится известная писательница Людмила Улицкая. Напомню, что тексты авторов плотно работающих с издательством «Эксмо» в последнее время активно популяризировались акцией «Тотальный диктант». Так, рассказ писательницы Дины Рубиной - постоянного автора «Эксмо» - стал текстом тотального диктанта в этом году. Именно его категорически отверг губернатор Морозов. Теперь «Эксмо» вместе с Людмилой Улицкой тотально взялись за детское сознание.
Collapse )

Николай Зиновьев Стихи о Родине

Оригинал взят у cycyron в Николай Зиновьев Стихи о Родине
Оригинал взят у smart_prot в
Это моя Родина - СССР! все дальнейшее- зигзаг истории,не более.
Оригинал взят у kolybanov в Николай Зиновьев Стихи о Родине

http://ppgsf76.narod.ru/new_page_144.htm


У карты бывшего Союза,
 С обвальным грохотом в груди,
 Стою. Не плачу, не молюсь я,
 А просто нету сил уйти.
 Я глажу горы, глажу реки,
 Касаюсь пальцами морей.
 Как будто закрываю веки
 Несчастной Родине моей...
Collapse )



Сказочный дурдом.

Оригинал взят у alik_shade в Сказочный дурдом.
Оригинал взят у leveryi в Сказочный дурдом.
http://russned.ru/kultura/skazki-pod-zapretom

Сказки под запретом

Collapse )

Литература полностью запрещённая для прочтения детьми всех возрастов

Список вредоносных литератрх произведений,запрещённых для распространения среди детей, согласно Федеральному закону Российской Федерации от 29 декабря 2010 года № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», вступающему в силу 1 сентября 2012 года.



Collapse )
.
http://www.zakon436.ru/stop_books.php

Список литературных произведений, запрещённых к прочтению детьми до 6 лет



Collapse )

http://www.zakon436.ru/books_6.php

Список литературных произведений, запрещённых к прочтению детьми до 12 лет



Collapse )

http://www.zakon436.ru/books_12.php

Список литературных произведений, запрещённых к прочтению детьми до 16 лет



Collapse )

Неприступная высота Михаила Шолохова - Газета «Правда»

http://gazeta-pravda.ru/content/view/13146/34/

Виктор КОЖЕМЯКО. 

В своей новой книге известный литературовед разоблачает хулителей великого писателя

«Белая книга: М.А. Шолохов» — так называется эта необычная работа публициста и литературоведа Валентина Осипова, вышедшая в издательстве «Голос-Пресс». Необычна она тем, что автор взялся кратко обозреть в хронологическом порядке чуть ли не все главные инсинуации против классика русской и мировой литературы Михаила Александровича Шолохова, сопровождая каждую из них своими опровержениями. И вот получилась, как сказано в аннотации, первая в своём роде справочная книга для тех, кто хочет знать правду о несправедливом отношении к Шолохову.

Поясняется: жанр «Белой книги» — традиционный приём обнародования фактов по темам, которые особо будоражат общественное мнение. Клевета на великого русского, советского писателя, начавшаяся более восьмидесяти лет назад и продолжающаяся до сих пор, не может не волновать тех, кому дорого имя Шолохова, дорога честь отечественной литературы. Автор этой книги — в их числе, потому и взялся за столь масштабный и необходимый труд.

А надо ли защищать классика?

Я назвал труд Осипова необходимым, но следует сразу сказать: относительно необходимости есть ведь и другое мнение. Состоит оно в том, что великий Шолохов ни в чьей защите не нуждается — он сам защищает себя своими произведениями.

Действительно, защищает. Однако значит ли это, что нападки на автора «Тихого Дона» лучше спокойно пропускать мимо ушей, нежели реагировать на них? Кто-то может не реагировать, а вот Осипов — нет. И я по себе знаю, что сдержаться подчас просто сил не хватает, когда читаешь или слышишь очередную ахинею на шолоховскую тему. Отповедь таким сочинителям приходилось давать в газете не раз.

Но если для меня это одна из многих тем, то для Валентина Осиповича она стала основным содержанием жизни. Лично с М.А. Шолоховым он был знаком и сотрудничал с ним в течение 22 лет, будучи главным редактором издательства «Молодая гвардия» и директором издательства «Художественная литература». Был ответственным за подготовку первого посмертного Собрания сочинений классика в восьми томах, вышедшего миллионным тиражом. Написал о Шолохове несколько книг, в том числе вышедшую двумя изданиями в знаменитой серии ЖЗЛ.

И при всём при том ни на миг не оставлял он вне поля своего зрения то, что появлялось о Шолохове в периодике и в книгах, по радио и телевидению. За книгами следить легче, поскольку их меньше, а как ему удавалось охватить такое количество журналов и газет? Ну ладно, в советское время существовало бюро газетных вырезок, где за посильную плату можно было заказывать материалы на определённую тему. А сейчас? Представьте, вынужден подписываться на десятки изданий, отказывая себе во многом другом, и прибегать к регулярной помощи целого ряда библиотек. С одной целью: бдительно следить, что же пишут о любимом творце.

А пишут всякое. И, кроме доставляющего радость, немало такого, от чего душу охватывает боль, а сердце буквально разрывается.

Пошло от людишек со сволочной душонкой

Началось, мы знаем, давно. Осипов так напоминает об этом:

«…Ранней весной 1929-го, в марте, Шолохов собрался из своей станицы в столицу. В Миллерово, где станция, перед отъездом, пока обегал приятелей и знакомых, ему рассказали о покушении на его честь: плагиат тебе в Москве «шьют», украл-де ты «Тихий Дон» у кого-то; конечно, напраслина, а всё же!

Успокоился было в вагоне — бред какой-то это обвинение. Но, однако же, и здесь нашёлся попутчик с тем же разговором.

Литературный вор!

Москва добивала. То один с вопросом: «Что, правда, главному прокурору Крыленко передан от какой-то комиссии негативный материал — компромат?» Когда обратились к этому чину, тот в ответ только недоумённо развёл руками: «В первый раз слышу!» То другой доброхот с предупреждением: «ЦК завёл «дело». Стал узнавать — снова «утка». Ещё сплетня: его-де гонорары арестованы. До Шолохова дошли сведения, что в книжных магазинах задают бесчисленные вопросы по этому поводу. К издателям лучше не заходить — насторожены. В глаза друзьям смотреть не хочется.

Что делать-то?..»

Этот вопрос, роковым образом вдруг повисший перед молодым писателем после выхода первой книги «Тихого Дона», казалось бы, вскоре был снят. Созданная писательская комиссия, досконально разобравшись во всём, изучив представленные Шолоховым черновики и варианты, пришла к однозначному выводу: автор романа — именно он, а распространяемые слухи о плагиате — злостная клевета. Заключение такое опубликовали «Правда» и «Рабочая газета» за подписями А. Серафимовича, Л. Авербаха, В. Киршона, А. Фадеева и В. Ставского.

Это была комиссия Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП), куда входил Шолохов. Вдобавок Осипов сообщает и другие, менее известные факты. Оказывается, Союз российских писателей, руководимый Б. Пильняком, провёл одновременно свой «трибунал», как выразился писатель А. Каменский, впоследствии эмигрант. Он засвидетельствовал: «В «судебном разбирательстве» приняли участие все московские писатели во главе с Пильняком, Лидиным и другими». Подытожил: «Закончилось оправданием Шолохова, которому удалось доказать, что роман действительно принадлежит ему».

И в Ростове (тоже факт мало кому известный) работала комиссия по этому литературному вопросу. Результат? В печати появилось: «При расследовании ни одно из обвинений не подтвердилось».

Что же нужно ещё? Ведь ясность полная, точка поставлена. А дальнейшая работа Шолохова над эпопеей лишь подтверждала: в литературу пришёл истинный гений.

Почему же слухи, которые посеяли «людишки со сволочной душонкой», как назвал их Михаил Александрович в письме жене (и поименовал нескольких!), не кончились тогда, а покатились дальше и дальше, аж до нынешних дней?

«Если звёзды зажигают — значит — это кому-нибудь нужно?» — сказал поэт. Продолжу: если гасят, да ещё так упорно и злобно, значит, тоже нужно кому-то. Кому? Зачем?

Советское величие — причина ненависти

Из разных мнений, имеющих отношение к ответу на поставленные выше вопросы и приведённых в книге В. Осипова, хочу выделить принадлежащее литературоведу и критику П. Басинскому. Вот оно:

«Шолохов, а не просто таинственный автор «Тихого Дона», — это высшее оправдание советской литературы в её патриотическом ключе. Если автором был М.А. Шолохов, то советская литература оправдана навеки как эпохальная культура, способная порождать гениальные мировые произведения… Здесь рядом с автором «Тихого Дона» некого поставить… Вот отчего вокруг имени Шолохова идёт такая драка, и драка серьёзная. Это — вопрос мирового культурного развития».

Давайте вдумаемся. Наверное, слово «оправдание» здесь не совсем точно или вовсе не точно: даже по самому большому счёту советская литература в оправданиях не нуждается. Её мировая высота, её эпохальный масштаб со временем становятся ещё очевиднее. Но провозгласил же после 1991 года некий литератор В. Ерофеев «поминки по советской литературе». Все, кому ненавистен советский период нашей истории, стремятся закопать его цивилизацию, его культуру. А творчество Шолохова в этой культуре действительно высшая высота.

Что следует для ненавистников отсюда, думается, вполне понятно. Если не удастся закопать и погасить до конца, то пригасить, принизить, дискредитировать. Собственно, на это и направлены уже много лет усилия тех, кто продолжает начатое людишками со сволочной душонкой в далёком 1929-м.

Всё это было бы смешно…

Прослеживая по книге В. Осипова развитие этого поразительного, беспрецедентно драматического сюжета, видишь, как быстро превращается он из чисто литературного в литературно-политический. Сперва, конечно, зависть братьев-писателей — с той самой душонкой. Но уже в первых взбрёхах (по слову самого Шолохова) угадывается далеко идущий намёк. Украл-то рукопись романа «красный» Шолохов не у кого-нибудь, а у «белого» офицера.

Слово сказано — остаётся этого неизвестного офицера искать. Или придумать. Можно, впрочем, и не офицера. Простор для фантазий ого-го какой! И пошло-поехало…

Осипов поставил перед собой задачу собрать и «проинвентаризировать» по возможности все вариации тех, кого за восемь с половиной десятилетий выдвигали в претенденты на авторство «Тихого Дона». Получилось… 48 кандидатов в гении. Каково?

Очень верный обобщающий комментарий даётся к этому: «Трагедия сбрасывания классика с корабля современности по придуманным обвинениям в плагиате одновременно комична. Суфлёры с подсказкой «А вот вместо Шолохова новый гений!» изрекают это с 1929 года. Едва наука опровергнет одного кандидата в авторы «Т.Д.», как сразу же появляется замена. Вечный двигатель лишения Шолохова авторских прав».

В самом деле, эффект получается комичный, особенно когда все эти «кандидаты в гении» собраны вместе и следуют один за другим. Уже за одно это надо сказать В. Осипову огромное спасибо.

Про многих я раньше, конечно, читал: некий критик литературный Голоушев, донской литератор Фёдор Крюков, отец жены Шолохова П.Я. Громославский и даже сама жена…

Осипов пишет: «К имени тестя Шолохова решили привязать соавтора Ф. Крюкова. Сюжет таков. Громославский прибрал к рукам рукопись умирающего при отступлении белых этого Крюкова и потом передал её Шолохову».

А вот опровержение от автора книги: «Встречи Крюкова и Громославского не могло быть, ибо «кандидат в Шолоховы» скончался на Кубани. Тесть же Шолохова в 1919-м перешёл на сторону красных, тогда же был схвачен белыми и приговорён к каторге с пребыванием в Новочеркасске, был освобождён красными в начале 1920-го».

Или ещё вариант. «Эмигрантская газета «За казачество» (1996, № 39—40) оповестила: «Шолохов работал или служил приказчиком у одного из купцов станицы Вёшенской, кажется, Озерова. В то же время в одной из ближайших станиц, как будто Букановской, жил священник, имевший несколько дочерей. За одной из них ухаживал или даже был его зятем донской офицер. За другой дочкой ухаживал Шолохов. Офицер, проживавший у священника станицы Букановской, вёл дневники и записи о событиях, происходивших как в старой России, так и революционных событий и эпизодов Гражданской войны». Судьба офицера неизвестна, однако он уверен, что «его записи остались в доме священника и там ими завладел М. Шолохов, они-то и послужили основой «Тихого Дона».

Ответ Осипова: «Шолохов не был ни у кого приказчиком…»

Выдают за автора «Тихого Дона» писателя А. Серафимовича. Но каковы же доказательства? В «Железном потоке» у него есть фраза: «Густо несётся храп и заливистое сонное дыхание». В «Тихом Доне»: «Сыпал на избу переливчатый храп». Вот на таких «аргументах» всё строится.

Да что Серафимович, он хотя бы донские корни имеет. На замену Шолохову выдвинут даже петербуржец — поэт Николай Гумилёв. Очевидно, лишь по одной причине: был офицером. Тут уж сочинение совсем фантастическое. Гумилёв-де не был расстрелян в 1921-м, бежал на Дон, где создал роман и «добровольно передал всё им написанное другому человеку».

«Нужны ли опровержения?» — замечает В. Осипов. В данном случае — не нужны. Но собрать и откомментировать все антишолоховские выдумки, дотошно, въедливо, как сделал Валентин Осипович, с указанием сочинителей, дат, изданий, где публиковалось, было необходимо. Автор «Белой книги» составляет свой обвинительный акт по делу о беспримерной клевете, и этот акт — сугубо конкретный, фактографически обоснованный, неопровержимо убедительный. Так и хочется сказать следом: «Суд идёт!»

А ещё, когда читаешь подряд соревнующиеся в нелепости измышления, вспоминаешь пушкинских «Бесов»: «Мчатся тучи, вьются тучи…» В самом деле, «закружились бесы разны, будто листья в ноябре».

Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно.

Солженицын стал знаменем клеветников

Кто же персонально двигал и движет катящуюся валом антишолоховщину? У Осипова многие названы поимённо, с перечислением «личных заслуг». Выделяет некоего Л. Кациса, А. Венкова, А. и С. Макаровых, Зеева Бар-Селлу, проживающего ныне в Израиле… Каждому даётся свой отпор.

Но одна фигура явно превосходит все прочие — Солженицын. Не случайно мы встречаемся с ним в разных главах книги, а две из них посвящены ему целиком. «Он — знамя в изничтожении классика», — утверждает автор.

Почему же так? Почему один писатель загорелся вдруг столь всепоглощающей страстью уничтожить другого, и не просто включился в давно идущую кампанию клеветы, а придал ей новый импульс, занялся собиранием и объединением антишолоховцев, посвятил этому столько времени и сил?

Здесь особенно ярко проявляется не литературный, а политический смысл всей кампании: борьба против Шолохова стала элементом «холодной войны» против СССР.

Осипов приводит характерное свидетельство эмигранта Г. Климова, участника конференции в Нью-Йорке на тему «Кто автор «Тихого Дона»?» Вот что он вспоминает: «Году этак в 1969-м среди кандидатов на докторскую степень в области русской литературы ходило заманчивое предложение: стипендия в 5000 долларов. Но при этом маленький «соцзаказ» — требуется доказать, что Шолохов НЕ автор «Тихого Дона». Кто-то соблазнился, сидел и копался в этой области. Потом эту «диссертацию» пустили под маркой анонимного советского литературоведа «Д», который сразу же сыграл в ящик. А для пущей важности расписаться под этим дали Солженицыну. Типичная фальшивка психологической войны. Ведь я сам работал в области этой психвойны и мог бы накатать целую диссертацию о таких фальшивках».

Но важно вот что подчеркнуть:

Солженицын уже вполне был готов, чтобы «подписаться» под чем угодно против Шолохова! О 1965 годе, когда Михаилу Александровичу была присуждена Нобелевская премия, и о своём восприятии этого он позднее напишет так: «Мой архив и сердце моё терзали чекистские когти — именно в эту осень сунули Нобелевскую премию в палаческие руки Шолохова».

«Сунули», «палаческие руки»… Что же кипело у него внутри? Осипов между тем напоминает: впервые имя Шолохова в числе кандидатов на Нобелевскую премию прозвучало среди писателей за рубежом ещё в 1935 году. Да ведь и в 1962-м совсем иначе Солженицын писал Шолохову о нём самом — после встречи Хрущёва с деятелями культуры. Телеграммой написал:

«Глубокоуважаемый Михаил Александрович! Я очень сожалею, что вся обстановка встречи 17 декабря, совершенно для меня необычная, и то обстоятельство, что как раз перед Вами я был представлен Никите Сергеевичу, помешали мне выразить Вам тогда моё неизменное чувство, как высоко я ценю автора бессмертного «Тихого Дона». От души хочется пожелать Вам успешного труда, а для этого прежде всего — здоровья. Ваш А. Солженицын».

Это декабрь 1962-го. А в 1965-м — «палаческие руки». А в 1969-м, по собственным его воспоминаниям, загорелся уже страстью разоблачить «глубокоуважаемого», и Осипов цитирует цинично-ёрническое признание: «Нанюхала Мильевна (некая старушка. — В.О.), что в Ленинграде у одной казачки хранится архив Фёдора Крюкова и — им написанная ещё дореволюционная тетрадка с первой частью «Тихого Дона»! Как отказаться? У кого не запылает кровь на такую приманку?»

В признании этом, в словах, какими выражено, — опять-таки суть солженицынская. Вроде бы собака «нанюхала», а он, как охотник перед травлей близкого зайца, весь запылал…

А дальше-то что? Далее Мильевна знакомит Солженицына с дочерью подруги (врач), которой одна пациентка открылась: «Давно в преследовании от шолоховской банды, которая хочет вырвать заветную тетрадочку — первые главы «Тихого Дона», написанные ещё в начале 1917 года в Петербурге…»

«Шолоховская банда». Что это? Откуда? Детектив!

К владелице тетрадочки немедленно посылается от Солженицына доверенный человек — внучка К. Чуковского. «Вернулась и безуспешно, и безрадостно: женщина-де капризная, сложная, договорится с ней вряд ли возможно, хотя открытую часть крюковского архива готова была бы, кажется, передать на разборку…»

Короче, никакой «тетрадочки» нет. И не будет! Однако Солженицын не унимается — уговаривает филолога И. Медведеву-Томашевскую обосновать мистификацию с Крюковым. Настаивает, даёт инструкции, направляет.

С чего же такое рвение? Да к тому времени уж конкретизировалась цель всей этой акции «холодной войны», которая в книге В. Осипова выражена словами одного известного журналиста: «Сбросить с пьедестала почёта Шолохова, даже не столько чтобы «наказать», а для того, чтобы оставить на российском Парнасе в гордом одиночестве Солженицына».

И гордыня уже совсем обуяла, совсем вскружила голову Александра Исаевича, возбудила эгоцентрические страсти его до неслыханного предела. У солженицынского биографа Л. Сараскиной, к которой В. Осипов вынужден неоднократно обращаться, возникает в связи с линией Шолохов — Солженицын тема Моцарта и Сальери. Только кто же из них двоих Сальери, а кто Моцарт? Любому здравомыслящему человеку ясно, что у Сараскиной они заинтересованно и произвольно переставлены.

Время подвело черту: все антишолоховские построения Солженицына оказались воздвигнутыми на песке. Всё рухнуло. Не подтвердилось буквально ни-че-го! А вот в поддержку Шолохова появилось мощное исследование скандинавских славистов во главе с норвежцем Гейро Хьетсо, которые с помощью ЭВМ исключили авторство Ф. Крюкова и подтвердили (сугубо математически!) основания М. Шолохова. К тому же найдена и черновая рукопись «Тихого Дона», считавшаяся безвозвратно утраченной.

Что же после этого Солженицын? Покаялся? Извинился? Отнюдь.

Одно из достоинств В. Осипова — в его настойчивости. Обратился к Солженицыну с большим открытым письмом в печати. Не получив ответа, добился возможности переговорить с ним по телефону благодаря «Прямой линии «Комсомольской правды». Разговор, состоявшийся 15 апреля 1996 года, приведён в книге.

На указание искажённой оценки им Шолохова и рекомендацию кое-что в связи с этим прочитать, ответ Солженицына был такой: «Некогда! (Пауза). О России надо думать!» Правда, по поводу своего предисловия к книжке о плагиате оговорился: «Я не думаю включать его в собрание сочинений и переиздавать».

Но ведь и без этого предисловия у Солженицына о Шолохове столько гадкого, скверного, несправедливого понаписано! И, увы, будет переиздаваться?..

«Новая этика» — безнравственность и безответственность

Задержимся ещё немного на Солженицыне, ибо он вовсю открыл шлюз клеветы на советского классика, дав сигнал всем доброхотам: здесь можно не церемониться. Речь уже и не только о выдуманном плагиате. Можно мешать с грязью как угодно биографию и личность человека, начиная с его внешности.

Помните «глубокоуважительную», восторженную, почти подобострастную телеграмму Солженицына Шолохову после первой встречи на хрущёвском приёме? А вот что напишет он несколько позднее о той же встрече в своих мемуарах «Бодался телёнок с дубом»: «Невзрачный Шолохов… Стоял малоросток Шолохов и глупо улыбался… На возвышенной трибуне выглядел он ещё ничтожнее».

«Однако обширная фототека, — абсолютно правомерно парирует В. Осипов, — свидетельствует, что красив был. Не уходит из памяти снимок с церемонии вручения Нобелевской премии: благородно величественен во фраке».

Конечно же, конечно! И к месту автором книги вспоминается Серафимович, как он живописал Шолохова: «Невысокий, по-мальчишески тонкий, подобранный, узкий, глаза смотрели чуть усмешливо, с задорцей… Громадный выпуклый лоб, пузом вылезший из-под далеко отодвинувшихся назад светло-курчавых, молодых, крепких волос… Резко, точно очерченные, по-азиатски удлинённые, иссиня-серые глаза смотрели прямо, чуть усмехаясь, из-под тонко, по-девичьи, приподнятых бровей… И глаза, когда говорил, и губы чуть усмехались: «Дескать, знаю, брат, вижу тебя насквозь…»

Осипов схватил за руку Солженицына и на том, что он решился даже на тиражирование следующего утверждения некоего Старикова: «Шолохова в 15 лет он видел в Вёшенской совсем тупым недоразвитым мальчишкой».

Каков выпад и какая ложь, если вспомнить многое, что известно о подростковом возрасте будущего писателя! Осипов конкретно комментирует: «Мало того, что это не принятое в творческой среде личное оскорбление, не говоря уже о полной необоснованности, но и обман по фактам: Шолохов своё 15-летие проводил в станице Каргинской, где — выделю к месту — был учителем по ликвидации неграмотности, делопроизводителем и писал пьески для местного театра (вот тебе и «недоразвитый мальчишка»!)»

Но насколько точно выразился автор книги, что личное оскорбление не принято в творческой среде? Вообще-то его нельзя считать нормальным нигде и никогда. Однако сплошь и рядом происходящее сегодня, чему в значительной мере и посвящена книга В. Осипова, свидетельствует об ином. Сам же он вводит своё современное понятие НЭПа — «новая этическая политика». А означает она… отмену этики как таковой! Вместо неё — безграничная разнузданность, абсолютная безнравственность, полная безответственность. И многие десятки фактов нынешней нашей действительности, содержащиеся в книге, это подтверждают: «Увы, в борьбе против Шолохова у большинства антишолоховцев все средства хороши».

Согласен с Осиповым, что во время так называемой перестройки благословил эту «новую этическую политику» былой член Политбюро ЦК КПСС А.Н. Яковлев, заклятый ненавистник Шолохова. Кредо его, которое сам он выдал постфактум, воистину иезуитское: «Приходится лукавить, о чём-то умалчивать, хитрить, изворачиваться, но добиваться при этом таких целей, которые в «чистой» борьбе были бы недостижимы».

Так он действовал, конечно, пока были Советская власть и КПСС. А с их уничтожением открытый Солженицыным шлюз клеветы, то есть «нечистой» борьбы против Шолохова, привёл буквально к затоплению многих СМИ самой невообразимой ложью о великом писателе. Ложь эта, как наглядно показывает В. Осипов, стала прямо-таки расхожей, обиходной: «Захвачены модой (!) — долой Шолохова с корабля современности, и ничего не будет за это! Это не Бродский и не Солженицын».

Именно так. Некогда уважаемые издания соревнуются в «сенсациях» — с привлечением той самой «творческой среды». Скажем, «Известия» публикуют в номере 58-м за 2010 год беседу журналистки Виталии Рамм с кинорежиссёром Алексеем Германом под эпатажным заголовком: «Шолохов отбивал чечётку…» Якобы эта чечётка или подхалимская «присядка» была на «оргиях» (!) со Сталиным.

Осипов по пунктам, с дотошной конкретностью, доказывает: этого не было и не могло быть! Да и «оргий» не было. Журналистке «Известий» направляется от него письмо: «Уважаемая Виталия Юозовна! Что может противопоставить моим доказательствам А. Герман? Он ссылается на некие «Стенограммы оргий», которые разыскал Е. Прицкер. Но кто их автор и почему они не обнародованы в нашей стране при комментариях авторитетных учёных? Поэтому прошу Вас, уважаемая Виталия Юозовна, решиться на наиважное для истории дело: просить А. Германа передать эти стенограммы для исследования компетентным учёным… И будет корректно (принцип открытости с моей стороны), если Вы перешлёте А. Герману это моё письмо. Вдруг он захочет откомментировать».

И что же? «Ответ не последовал. И напоминание осталось без отклика».

Такие «результаты» — по множеству обращений В. Осипова, приведённых в книге. Он разоблачает ложь того или иного издания и просит об этом сообщить, а в ответ — молчание. Он предлагает (буквально кричит всей душой!) обсудить какие-то спорные проблемы за «круглым столом» или в прямом эфире (принцип открытости), а в ответ — никакого ответа. «НЭП», — замечает он. Да уж, этика безо всякой этики.

Но я восхищаюсь при всём при том неустанной настойчивостью автора книги. Ведь и она, книга эта, родилась как проявление незаурядной настойчивости и дотошности в борьбе за правду. И то, что такой сводный обвинительный акт, конкретный и неопровержимый, теперь существует, укрепляет позиции правды, сильно бьёт по врагам Шолохова.

Вот уже, как сообщают, известный антишолоховец Рой Медведев сложил оружие, признав свою неправоту. А с его братом Жоресом у Осипова тоже происходит характерное столкновение, и конец его любопытный, о чём рассказано в книге.

«Комсомольская правда» 12 октября 2011 года оповестила в беседе своей журналистки Г. Сапожниковой с эмигрантом-диссидентом Жоресом Медведевым, проживающим в Лондоне: «…Досье Шолохова. Шолоховеды нашли его в частном владении и выкупили за 100 тысяч долларов. Там масса компромата, какой он был развратник».

Главный редактор «КП» не ответил на запрос В. Осипова о «досье». Но Валентин Осипович не успокоился — предпринял собственное расследование, обратившись к Жоресу Медведеву. В письме тот сослался на брата Роя: дескать, это его сведения. А Рой заявил: «В телефонном разговоре с братом случился казус «испорченного телефона»… Никакого «досье» не было» (!). И посоветовал в опровержении напечатать, что в интервью «вкралась неточность».

«Неточность — всего-то! — восклицает автор книги. — Наследникам впору вчинять иск за распространение клеветнических слухов». В итоге приходит второе письмо от Ж. Медведева, с новыми объяснениями:

«Мне нужно будет более осторожно относиться к разным интервью с журналистами. Я, откровенно говоря, даже не помню, каким образом появилась тема про Шолохова в нашей беседе с Сапожниковой, которая просила интервью по теме японской катастрофы на АЭС и о деле Литвиненко. Передайте членам семьи (Шолохова) мои извинения. Ответственность несёт газета».

Но… в газете, как и при большинстве других подобных ситуаций, ничего не появилось. «Ответ не последовал, — пишет В. Осипов. — Отмолчалась и Г. Сапожникова, которая получила от меня письма Ж. Медведева и моё пожелание: «Определиться с позицией».

Нет, похоже, так и не определилась. Однако обоих Медведевых он всё-таки к стенке прижал!

Доколе глумлению продолжаться?